white1918 (artemov_igor) wrote,
white1918
artemov_igor

Categories:

Русский Общенациональный Союз в борьбе за Россию после 2000 года. Продолжение.

Система показывает зубы
На президентских выборах 26 марта 2000 года (когда первый раз выбрали Путина) РОНС призвал своих сторонников голосовать против всех кандидатов. К своему удивлению, хотя графа «против всех» была тогда во всех избирательных бюллетенях, мы именно за это вскоре получили возбуждение против РОНС первого  уголовного дела. Прокуратура города сделала бредовое допущение, что голосовать «против всех» на выборах  человек может, а вот других агитировать за это не имеет права. Мы тогда громко хохотали над этой чушью и не придали ей особого значения. Но не понимали, конечно, что таким образом происходила проба сил и прощупывание реакции общества на «завинчивание гаек» со стороны нового, тоталитарного режима в РФ. Общество отреагировало сонно. И диктатура пошла в атаку. В результате за несколько лет бардачное и вороватое, но достаточно свободное в смысле прав человека и политических свобод, государство РФ превратилось в диктатуру союза спецслужб и олигархов.
Губернаторские выборы в Туле
Весной 2001 года РОНС поддержал на выборах губернатора Тульской области кандидатуру Андрея Анатольевича Самошина, являвшегося главой Ленинского района Тульской области и нашим единомышленником. Это были выборы еще большего масштаба, чем выборы в Госдуму, потому, что они охватывали собой всю территорию тульской области.  Самошин губернатором не стал, но набрал достаточно много голосов, его избирательная кампания строилась на лозунгах не только социальных, но и национальных. А. Самошин не был формальным соратником РОНС, но во многом разделял русскую идеологию,  помогал русским людям, являлся хорошим практиком и организатором и самостоятельно мыслящим человеком. В 2003-2007 годах он стал депутатом Госдумы РФ, где принял ошибочное решение войти в «Единую Россию». Он считал, по его собственным словам, что можно заключить союз «хоть с чертом, лишь бы была польза для русского народа». Думаю, считал он так вполне искренне. Но союз с чертом русскому народу пользы не принес.
Еще одна попытка
В конце 2000 года во владимирской области состоялись выборы в областное законодательное собрание. На этих выборах мы выдвинули и поддержали четверых кандидатов. Двое из них стали областными депутатами. Виктор Проньков проиграл в своем округе — не сильно он верил в победу и не сильно напрягался. А меня с выборов собинском избирательном округе  просто сняли. Обвинили в том, что мой представитель  В.Луговской заплатил 1000 (!) рублей за аренду зала для встречи с избирателями, не проведя эти деньги через специальный избирательный счет. Сняли, конечно же, потому, что все опросы показывали — при 14 кандидатах на депутатское место, за три недели до выборов более 50% отдают голоса кандидату РОНС. В этот момент мы представляли собой, по областным масштабам, достаточно грозную и организованную оппозиционную силу – и борьба с нами со стороны властей стала более грязной  и изощренной. С этого времени наше противостояние с областной властью становилось с каждым годом все более жестким. Удар был нанесен по нашим планам сильный, но решили не сдаваться, и выдвинуться на первых же следующих выборах еще раз. Случай не заставил себя ждать.
Все-таки Победа
17 марта 2001 года состоялись дополнительные выборы в областное ЗС по тем трем округам, где депутаты по разным причинам не были избраны. Соратники решили выдвинуть меня по Петушинскому избирательному округу № 3 ( половина Петушинского  и часть Киржачского района Владимирской области). После предыдущей неудачи, особой бодрости не было. Впятером мы погрузились в УАЗик Ильи Денисова и уехали в город Петушки, где у родственников одного из наших соратников был дом в частном секторе. Зима, темень и холод, удобства на улице, частые перебои с электроэнергией. Макеты газет и листовок делали «на коленке», на привезенном с собой компьютере. Машину на ночь не ставили в гараж, оставляли перед домом — за ночь въезд в гараж, как правило, заносило снегом. На выходные приезжали помогать соратники из Владимира, Коврова, Ижевска, Нижнего Новгорода и Москвы.
С выборов меня  снимали решением избирательной комиссии и в этот раз. Главным соперником стал милицейский полковник, замначальника областного УВД Разов.  И повод для снятия нашли вполне милицейский. Якобы, подчиненные Разова обнаружили, что я представил в избирательную комиссию неверные сведения о своих доходах. Но случилось, в буквальном смысле этого слова, маленькое  чудо, и судья владимирского областного суда Анфимов меня восстановил. До сих пор во мне живет чувство благодарности к этому порядочному и смелому человеку. В результате я выиграл выборы с большим отрывом от Разова и стал депутатом областного Законодательного Собрания. Не помогло высокопоставленному правоохранителю и то, что, выступая по кабельному телевидению в поселке Вольгинский, он обрушил в мой адрес всю свою милицейскую недобрую фантазию.  Моя попытка наказать Разова через суд не удалась. Запись его  предвыборного выступления почему-то  вдруг таинственно исчезла.  В день голосования к нам  пришла мощная поддержка — целый автобус с тульскими соратниками. Они приехали наблюдать на избирательные участки. Три областных депутата во Владимирской области — таков был итог работы прошедшего  года.
Как нас пытались сломать
Разов и его подручные не смирились с поражением. Против меня милицией, все по тем же справкам о доходах, было заведено уголовное дело. Другое — по заявлению какого-то азербайджанца из Собинки. Третье «заявление» обеспечил стражам порядка коммерсант из Покрова. Целый букет. Но все же в те времена в России существовало куцее, но правосудие. А прокуратура контролировала деятельность милиции и еще не срослась полностью с МВД и ФСБ в единый «левоохранительный» синдикат. Все дела развалились одно за другим. Но нервов это всем нам стоило немалых.
Тогда же я впервые познакомился с некоторыми методами работы МВД РФ. За мной отчетливо ходила наружка. Однажды милицейская группа захвата пыталась арестовать меня прямо на выходе из здания областного ЗС. Вокруг было несколько наших ребят и мы отбились. На некоторое время мне пришлось уехать из Владимирской области и перейти к полуподпольному образу жизни — без телефонных звонков, без покупки билетов на поезд  свое имя и так далее. Соратникам РОНС, которых вызывали на допросы, внушали: «если Вы не дадите показаний против Артемова, мы посадим Вас. Должны же мы кого-то посадить». Когда доблестные владимирские милиционеры — Головкин и Груздев, проводили проверку книжного издательства, в котором я получал зарплату, они выяснили, что один из его сотрудников был по национальности лезгином. Его вызвали на улицу и в два голоса убеждали: » Ты же кавказец, а Артемов — националист. Дай на него показания и мы его посадим». К чести того человека, он отказался от предложений «честных следователей» и сам потом мне с возмущением рассказывал про методы их работы.

На подъеме
С 1996 — по 2002 год сильно выросло и окрепло Тульское отделение РОНС. В результате в Туле у нас стало три областных (В.Тимаков, В.Леонов, К.Новиков) и четыре городских (М.Данилин, А Луговской и другие) депутата. На всех выборах московский и другие отделы РОНС всегда помогали тулякам и вместе с ними радовались успехам и победам. Тульское отделение стало самым крепким и самостоятельным в организации. Хорошо шли дела в Новосибирске и Ульяновске, очень мощно стартовал Ставропольский отдел РОНС. Мы чувствовали себя на подъеме, начался приток людей в РОНС, в первую очередь молодежи, по всей стране.
В сентябре 2001 года состоялось совещание руководителей русских национально-патриотических организаций и Средств Массовой Информации  в  Геленджике, на территории, принадлежащей одному  из разделявших русскую идеологию предпринимателей.  О конференции у ее участников стались самые приятные воспоминания — море, солнце, общение с близкими по духу людьми. Из фигур общероссийской известности в ней  участвовали  Борис Миронов, Александр Севастьянов и Станислав Терехов. Большинство же участников составляли «крепкие регионалы», руководители различных организаций областного масштаба, такие как Станислав Терентьев из Волгограда или Владимир Гетманов из Новосибирска. Было много споров и дискуссий, но главным предметом обсуждения стал вопрос о создании и регистрации единой политической партии русских националистов.
Проект создания единой русской партии
Рассматривалось несколько проектов, но в результате большинство участников поддержало идею создания  общероссийской политической партии на базе РОНС и нашим представителям (В.Н.Гетманов, В.И.Жернаков и другим) было поручено начать работу  в этом направлении.Для РОНС такое решение было даже несколько неожиданным, но приятным и казалось вполне рациональным. Рискую показаться нескромным, но я твердо убежден, что необходимые для такой огромной организационной работы человеческие ресурсы,  действующие депутаты и опыт проведения успешных  избирательных кампаний в то время были только у РОНС.  А материальные ресурсы можно было бы добыть совместными усилиями. К сожалению, некоторым участникам конференции, в частности Борису  Миронову и Александру  Севастьянову, такой поворот событий  не понравился  и они, сразу после конференции, активизировали работу над  созданием  своей партии – Национально-Демократической партии России (НДПР). О решениях геленджикского съезда при этом не вспоминали или сочли их необязательными для исполнения.
Впоследствии проект НДПР так и не дожил до своего воплощения, раскололся на две части и постепенно угас, а регистрация РОНС была «зарублена» Минюстом РФ  из-за слова «русский» в нашем названии, что власти РФ уже в те годы сочли «разжиганием межнациональной розни». К этой теме я еще вернусь подробнее позже. Но хочу сказать, что и в те годы, и сейчас идеологический и эмоциональный подход к вопросам создания  политических структур русского сопротивления явно доминирует в умах лидеров различных русских движений над подходом организационным и технологическим. Это признак незрелости руководящего политичекого слоя русского движения — должно быть как раз наоборот.
Этот пример я вспомнил не для того, чтобы бросить на кого-то тень. С лидерами создававшейся в те годы НДПР у РОНС  всегда были и остаются  ровные  и уважительные взаимоотношения. Со Станиславом Тереховым довелось плодотворно сотрудничать в 2007 году в ходе проведения Школы русского политика в подмосковных Липках. Каждый имеет право идти своим путем в политике и сама жизнь нас приводит постепенно к правильным решениям. Но в течение своей уже достаточно долгой политической жизни мне раз приходилось слышать внешне совершенно справедливый упрек в том, что русские организации разрозненны и они должны объединиться для достижения победы. Приведенным примером хотелось показать, что никакие решения, даже самые верные по форме, совместно принятые и утвержденные, не обеспечивают результат, если этому мешают внешние обстоятельства, неготовность, непонимание  или субьективная воля людей. А никаких механизмов принуждения и контроля у нас, к сожалению, нет.
Наш собственный «рывок»
Для РОНС геленджикская конференция в целом имела, без сомнения, отчетливый положительный результат. Многие из региональных лидеров, принимавших в ней участие, после неудачи общего объединительного проекта вошли в РОНС, в результате чего наше движение еще более укрепилось. Появились отделы РОНС на юге России — в Ставарополе, Адыгее, Астрахани, Волгограде. Окрепли контакты с терским казачеством. Мы взяли курс на создание общероссийской партии своими силами. Казалось, что сил этих было вполне достаточно. Организационно так оно и вышло.
С сентября по декабрь 2001 года была проведена организационная работа, в результате которой численность членов РОНС, официально заполнивших анкеты о вступлении в организацию, выросла до 10800 человек. Было создано и оформлено 54 региональных отдела РОНС. Провели колоссальную подготовительную работу и привели в порядок  документы, необходимые для подачи в Минюст для партийной регистрации. Все зажглись новой идеей и новыми перспективами. Был какой-то вихрь непрерывных поездок, встреч, контактов. 23 декабря 2001 года в Москве состоялся VI Съезд РОНС, принявший решение о преобразовании ОПОД РОНС в общероссийскую политическую партию «Русский Общенациональный Союз». Еще несколько месяцев шлифовали и уточняли каждую деталь.
В июне 2002 года  документы на регистрацию общероссийской политической партии были переданы в Министерство юстиции РФ. Однако мы не учли, да и не могли учесть в силу своего совершенно другого жизненного опыта, теневую силу государственной бюрократии  и ее способность искать не прямые, а лукавые пути противодействия.  Минюст отказался преобразовать РОНС в партию.  По мнению чиновников, в частности руководителя одного из департаментов  Жафярова, организаторы партии РОНС нарушили законы РФ тем, что в названии нашей партии есть слово «русский». Мы внимательно читали закон «О политических партиях», там прямого запрета на название не содержалось. Но чиновники явно действовали по воле администрации президента (закон был принят сразу же после прихода Путина и ясно указывал на тоталитарные и антирусские устремления нового вождя россиянской системы) и интерпретировали закон, как им было надо. Нам предложили поменять название. Но было  ясно, что если мы это сделаем — найдут другие поводы для отказа. После консультаций с руководителями региональных отделений  решили не отказываться от слова «русский» и обращаться в суд.  Конечно, с нашей стороны это был сплошной идеализм. Мы жили еще в прошлой России — а Россия уже менялась, над ней все более опускалось репрессивное покрывало. Суды РФ уже прочно встраивались в государственную «вертикаль власти» и делали только то, что им приказывали сверху. А сверху им ничего хорошего не приказывали.
Конституционный суд
В результате, идя по судебной лесенке снизу вверх, начиная от Таганского суда города Москвы, мы дошли до Конституционного суда РФ (в конце 2002 года). Помню, что придя в зал заседания, вдруг с удивлением услышал, как председательствующий встает и говорит: » С заявителем Артемовым нам связаться не удалось. Мы ему и звонили, и телеграммы в Законодательное собрание Владимирской области посылали — но его нигде нет, будем рассматривать дело без него». Встаю и сообщаю — да нет, вот он я, здесь нахожусь, узнал о дне и месте заседания без всяких ваших звонков и телеграмм, так как сам чуть не ежедневно звонил в канцелярию суда. Там и сообщили.
Судьи явно смущены. Они уже были готовы, и , пожалуй, рады,  рассматривать дело в мое отсутствие. Объявили перерыв. Срочно вызвали в суд представителя администрации президента. Им оказался Барщевский — исключительно неприятный тип, схоласт пустой и высокомерный. Налицо все повадки и ужимки представителя малого народа. Но именно он и солировал на происходящем заседании, а судьи ему только поддакивали. Пытался высказать особое мнение В.Зорькин, который  тогда уже  был  не председателем, а простым судьей Конституционного суда. Он попросил у меня отдельно дать ему все наши экспертные заключения и особенно мнения юристов-международников. Но тем дело и ограничилось. Публично Зорькин на нашу сторону так и не встал, только высказал частное мнение. На суде позицию РОНС публично поддержал  представитель президента по правам человека Лукин. В итоге Конституционный суд РФ, естественно, подтвердил, что в названии политической партии в РФ не может быть даже слова «РУССКИЙ». Наш отказ в регистрации признали правильным. В этот же день отказали в иске депутату Госдумы РФ Чуеву, который пытался создать Православную партию России.
Потом мы обратились в Страсбургский суд, который тянул с рассмотрением дела более полутора лет ( сейчас тянут значительно дольше).  В итоге наше обращение рассмотрели заочно, в наше отсутствие, хотя наши представители были готовы приехать. И прислали текст на 90 страницах, смысл которого был таким: «Действительно, международное право не содержит запретов на создание партий по национальному признаку и такие партии во многих странах существуют. Но поскольку в РФ еще нет демократических традиций, то в вашей дикой стране такие ограничения устанавливать целесообразно». Говорят, представитель  путинской президентской администрации, все тот же Барщевский, дважды летал в Страсбург «договариваться» по нашему делу. Как видите, они договорились.
В октябре 2002 года мы еще раз попытались создать русский политический блок, на этот раз с партиями «Народная Воля» (С.Н. Бабурин) и «За Русь Святую» (С.Попов, А.Куимов) Но и здесь ничего не ушло дальше разговоров. Думаю, для многих из наших партнеров по переговорам РОНС казался в те годы слишком бедным (материально) и слишком радикальным(идеологически).
Некоторые дела депутатов РОНС
Благодаря деятельности А.Н. Люлько в городской собственности Новосибирска остался крупнейший  рынок, что сохранило городу десятки миллионов рублей. Была пресечена деятельность многих полукриминальных структур. Сохранены на плаву крупнейшие  оборонные предприятия города. Вообще, Александр Николаевич Люлько оказался очень дееспособным и дельным  депутатом. Он умудряется сочетать в себе качества, редко соединяющиеся в одном ччеловеке, а именно безусловную  идейность и четкость национальных политических взглядов с очевидным талантом законодателя и хозяйственника. Бог ему в помощь.
В Туле и области ежегодно проводились молодежные трудовые лагеря,  конкурсы «Знай и люби историю России». Был разработан пакет демографических законов, предусматривающих государственное стимулирование рождаемости русских и других коренных народов России, защиту семьи.
По моей инициативе 24 апреля 2002 года владимирские депутаты первыми в России приняли обращение к правительству о необходимости вернуть в паспорта граждан России графу «национальность». Наш законопроект был поддержан двадцатью другими регионами и передан в Госдуму. Госдума его, конечно, провалила.
По инициативе депутатов РОНС через суды и иные инстанции неоднократно решались в пользу людей вопросы о выплатах детских пособий, оказывалась индивидуальная помощь одаренным детям, инвалидам, многодетным семьям.
В 2000 году благодаря действиям Тульского отделения РОНС и главы Ленинского района области А.Самошина был нанесен удар по деятельности  цыганских и дагестанских преступных группировок.
В 2001-2003 годах действия руководителя Иркутского отделения РОНС А.С.Турика и газеты «Русскiй Востокъ» привели к ослаблению влияния в Иркутске азербайджанских и ингушских наркоторговцев.
В 2002 году поддержка РОНС позволила защитить от расправы пятерых русских казаков из Магнитогорска во главе с Андреем Савкиным, которых местные милицейские и судебные власти, потакающие чеченским группировкам, пытались привлечь к уголовной ответсвенности за защиту казаками интересов русского населения.
В 2002 году несколько цыганских кланов, торговавших наркотиками в городе Покров Владимирской области, были вынуждены прекратить свой  промысел. Некоторые из них оказались в тюрьме, другие, продав дома, уехали из Покрова.
В Иркутской области Законодательное Собрание по инициативе Сопредседателя РОНС депутата А.С. Турика побудило областную администрацию прекратить деятельность на территории области представительства Ингушетии, перекачивавшего на Кавказ деньги иркутских фирм и предприятий.  Разработан проект областного закона «О защите русской культуры», обеспечивающий приоритет русского языка и культуры в информационной сфере. Некоторые положения этого закона легли в основу принятого Госдумой в 2002 году закона «О русском языке».
В Тульской области депутаты областной Думы В. В. Тимаков и В. Б. Леонов, депутат городской Думы М. В. Данилин и др. добились восстановления выплаты пособий инвалидам труда. Был заблокирован законопроект, позволявший чиновникам получать в собственный карман 25% собираемых штрафов. Были установлены налоговые льготы для Тульского комбайнового завода и ПО «Квант», позволившие сохранить уникальные производства и рабочие места, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Велась систематическая борьба против займов у коммерческих банков, берущихся областной администрацией на кабальных условиях. Разработана областная программа помощи семьям, имеющим двух и более детей.
Во Владимире мне даже удалось убедить руководителей двух крупных промышленных предприятий, которые успешно работали, начать реализовывать деморафические и семейные программы за счет внутренних ресурсов предприятий. Они радостно взялись за дело, имели неплохие результаты, но через пару лет сникли, удушенные налогами и прочими прелестями государственной политики РФ.
В Санкт-Петербурге по инициативе П. Г. Василенко были разработаны проекты законов «Об ответственности должностных лиц в выборных органах государственной власти» и «О штрафных санкциях к должностным лицам в выборных органах государственной власти». Разработаны основные принципы эффективной деятельности местного самоуправления.
Такого рода дел и действий было немало и в другие годы. Подробности многих из этих историй еще ждут своего часа для публикации. Пока же я хотел показать, что мы совсем не бездельничали.
Движение в регионы
После побед на региональных выборах, у нас создалось мнение, что надо переносить основную тяжесть работы РОНС из Москвы в регионы. Этому способствовали и наши неудачные выборы в Мосгордуму в 2000 году. Теперь уже ясно, что эта идея не была правильной. Хорошо это или плохо, но все основные события в России происходят в столицах и крупных городах. Если не иметь за своей спиной прочной опоры в Москве, в регионах сделать что-либо достаточно трудно. Пока же мы хотели, взяв за основу три области — Тульскую, Владимирскую и Новосибирскую, максимально укрепить здесь наши позиции и превратить эти территории в базу общерусского возрождения. Планы были вполне наполеоновскими.
Наши огромные планы не были реализованы. Хотя работали мы не щадя своих сил. Главные причины, по которым это произошло — нехватка людей и денег. Другая причина — полное равнодушие к подобного рода деятельности всех существовавших на тот момент в России русских движений и организаций. Иногда вообще казалось, что мы действуем в полном вакууме.
Воровская система сопротивляется
Чтобы было понятнее, приведу такие образные примеры. Как депутат, я постоянно проводил встречи с людьми не только в своем избирательном округе, но и во Владимире, Суздале, Кольчугино, Киржаче. Разговоры были часто очень прямые и откровенные. В конце беседы  все логично приходило в вопросу, как быть и что делать. Я объяснял людям, что среди областных и районных депутатов наших сторонников немного, что я лично не имею ни депутатской зарплаты, ни бюджета, ни государственного транспорта, ни даже постоянной приемной.  Действительно, за восемь лет депутатства я ни копейки не получил от государства. Многие в это не верят. Но это абсолютная правда.  Все, что нам приходилось делать в округе, делалось за свой счет и при помощи РОНС . Первые два года ЗС выплачивало мне «ставку» помощника, примерно 2600 рублей. Но потом и эту ставку отменили. А только в моем избирательном округе жило 80 000 человек, было три города, два поселка городского типа и более сотни деревень. Всюду надо было доехать. Везде были люди и проблемы, требующие решения.
Областные власти, нарушая все законы, не переводили району деньги за аренду помещения для моей депутатской приемной. Справедливо опасаясь, что это помещение быстро превратится в оппозиционный штаб. Район разводил руками. Прокуратура игнорировала все мои заявления. В общем, действовали мы в основном на собственной силе воли и энтузиазме. Помогали некоторые предприниматели и директора заводов — но только в частном порядке и негласно. Уже тогда люди с деньгами стали бояться показывать свои добрые взаимоотношения с русскими националистами. Депутатские приемы я вел в актовом зале покровской городской администрации или во временных помещениях в администрациях других городов и поселков.
Моя хата с краю
В итоге я обращался к людям и говорил: «Все вы работаете в коллективах. Живете рядом друг с другом, знаете, кто честен и кому Вы можете доверять. У меня нет денег. Но я могу любому человеку, которому вы окажете доверие, выдать удостоверение своего помощника на общественных началах. Это откроет для него многие двери, даст возможность вникать в проблемы, делать запросы от моего имени, получать ответы от чиновников, обращаться в прокуратуру и суд.  Чтобы любой вопрос решить законодательно — его надо подготовить. Как депутат,  обещаю, что буду прожимать решение всех ваших проблем и нужд. Но мне тоже нужна Ваша помощь. Выделите из своей среды тех, кто будет мне помогать. Тогда многие вопросы мы можем вместе решить быстрее и эффективнее.
Обычно, такое предложение воспринималось на «ура». Здорово, мы так и сделаем! Но проходили дни, потом месяцы, а ни одного добровольного помощника ни от врачей, ни от учителей, ни от производственников  мы так и не дождались. Только один человек — пенсионер из Покрова Дмитрий Михайлович Литвин, откликнулся и в течение нескольких лет добровольно помогал мне на депутатских приемах. Спасибо ему за это. А так, всю тяжесть огромной работы в округе несли мои официальные помощники — Александр Александрович Тиндиков и Ирина Петровна Сухорукова. Посильно помогала жена — Ольга Павловна Артемова. Два года моя семья  прожила в Покрове — снимали квартиры. В это время моя собственная квартира в Подмосковье использовалась как штаб РОНС. Такая диспозиция казалась более экономичной и рациональной. В Покрове пошел в первый класс  школы мой второй сын — Алексей.
Или вор, или дурак
Опишу еще одну сторону характера русских людей. Если встречи происходили вечером, после работы, то никто из оставшихся на разговор уже, как правило, никуда не спешил. И тогда возникали такие темы: » Вот Вы нам все  хорошо и складно рассказали. Но признайтесь же честно, ведь все Вы рветесь во власть только для того, чтобы воровать и жить хорошо, за счет народа. А мы тут бедолаги сидим и пашем за копейки. Просто нам в жизни не повезло, а Вам повезло — стали депутатом».
Спрашиваю, может ли кто-то из присутствующих привести примеры, или хотя бы даже слухи о том, что я лично где-то, что-то украл?  — Молчат.
Но зарплата-то у Вас ведь большая, намного больше нашей, — говорят.
- Нет, отвечаю, нет у меня вовсе никакой зарплаты от государства. И к Вам сюда я приехал за свой счет, а не за счет Законодательного собрания.
- Значит машина то у Вас наверняка дорогущая! И дом большой!
Предлагаю всем выйти во двор и посмотреть на мою «пятерку», за рулем — сам, без водителя. А кто хочет — зову к себе в гости, посмотреть, как живет моя семья.
Обычно в зале находится кто-то, кто подтверждает, что все сказанное мной — правда. Слухом земля полнится, а регион  маленький. Все обо всех все знают.
Тогда мой «оппонент», совсем сбитый столку, спрашивает: » Значит,  Вы от своего депутатства никаких выгод не имеете?»
Личных выгод никаких не имею, отвечаю. Только проблемы. И себе, и семье.

- Зачем же вы тогда всем этим занимаетесь?
- Ради идеи.
-Ну, значит, Вы просто дурак!
Такой вот вывод и такая оценка. И слышал я ее не один раз. То есть некоторые люди не воруют не потому, что считают это дело неправильным, а просто потому, что у них нет такой возможности. И отдают себе отчет, что обязательно станут воровать, если такая возможность у них появится. Информация, как говорится, к размышлению.
Штрихи к портретам
Или еще один пример.  В Покрове был, и,  надеюсь, есть до сих пор, неплохой краеведческий музей.  Ожидая, что у депутата областного  Законодательного Собрания  есть оплачиваемые помощники, служебная машина и т.п.,  директор музея  обратилась ко мне с просьбой: «Помогите срочно отвезти больную маму в больницу во Владимир». Отказывать не хотелось, объяснять свои трудности тоже, поэтому отвез пожилую женщину туда и обратно сам на своей пятерке.
Директор долго благодарила. Пришло время очередных выборов. В день выборов нам катастрофически не хватало наблюдателей на избирательных участках. Попросили ее подежурить часть дня, хотя бы несколько вечерних часов, на участке по ее выбору поближе к дому (чтобы хотя бы взять протокол с  итогами голосования).
Отказалась с такой формулировкой:  »У меня всего один выходной в неделю». Это прозвучало так дико, что запомнилось.  И не потому, что ждали благодарности. Нет.  Дело в том. что в процессе предвыборной работы (очень тяжелой морально и физически и для всех наших соратников  неоплачиваемой) у нас создалось ощущение единства и полного взаимопонимания с подавляющим большинством избирателей.  Казалось, что люди понимают, что мы делаем общее нужное ВСЕМ НАМ ДЕЛО.
Были, конечно, и примеры совершенно безкорыстной  помощи (пожилая врач-нарколог из Петушков  В.Бурлака, настоятель храма в Петушках протоиерей Андрей Тетерин  и другие). Но случались они достаточно редко.  Сознание большинства  русских людей, к сожалению, еще  не осознало  простой мысли:  «если мы не займемся обустройством своей жизни сами, найдутся те, кто это сделает за нас и с большой охотой. Но в своих интересах».
Вот еще один пример недальновидного и вполне провинциального подхода: Дмитрий  Середа — тогдашний глава Петушинского района,  до своего избрания занимал должность директора Покровского института Биопрепаратов. За период своей руководящей работы в институте зарекомендовал себя таким плохим  образом, что едва ли не все его бывшие сотрудники, знавшие главу лично, на встрече со мной говорили:  »Мы Вас поддерживаем  и многие идеи Ваши разделяем. Но голосовать будем за Середу. Если он проиграет выборы, то вернется в наш институт директором и снова житья от него не будет». Комментарии, как говорится, излишни. Иногда  кажется, что у нас все руководство страны избрано по такой же логике.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments