Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Игорь АРТЁМОВ: Можно ли было остановить русскую трагедию столетней давности?

По формальной логике – да. Как историк и русский человек, я не раз думал на эту тему. И не просто думал -  моделировал наш национальный реванш, наш «Остров Крым» (так называется фантастический роман, в котором белогвардейцы из Крыма, применяя чудеса военных технологий и спецназовской выучки, захватывают в 1920 году десантом Москву и Кремль, уничтожают руководство большевистской партии и начинается возрождение Русской Державы…).
Казалось, что если бы Русские цари начал заниматься национальными кадрами, готовить новую управленческую и финансовую элиту страны (в науке и в армии дела обстояли не так плохо, как показали впоследствии Белое движение и русская эмиграция), - то ситуацию в начале ХХ века можно было бы переломить – подавить революционное движение, отстранить от управления высшее сословие империи (имею в виду не всё дворянство – но в основном титулованную аристократию), создать широкую сознательную опору в обществе – в классе мелких и средних собственников, - то никакой революции бы не было.Collapse )
a href="http://ronsslav.com" target="_blank">Россия Освободится Нашими Силамиприсоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС








Павел МАКАРОВ: Селекция по марксистским канонам



Продолжаем разбирать, как обстояли дела с наукой и технологическими прорывами в СССР - «самом передовом государстве рабочих и крестьян». В прошлый раз была буква «А» и мы вспоминали авиацию. Теперь возьмём «Б» и поговорим о биологии.

С биологией в Российской империи было лучше, чем с авиацией. В том смысле, что авиация только начинала зарождаться (причем, во всем мире), а биология уже состоялась как наука. Накануне 1917 года в Империи работали лауреаты Нобелевской премии Иван Павлович Петров и Илья Ильич Мечников. Иван Михайлович Сеченов своими трудами закладывал базу для развития мировой физиологии. Иван Владимирович Мичурин первым в мире вывел методом селекции новый вид растений. А МВД Империи создало в Сибири первую в мире сеть семеноводческих центров. И это далеко не полный список результатов русской дореволюционной биологии и селекции.

В отличие от авиаконструкторов, русские биологи в основной своей массе не эмигрировали, остались в Совдепии, что, в конечном счете, их погубило. Но поначалу они сумели добиться впечатляющих результатов, подняв высоко престиж теперь уже советской науки.

В 1920-е годы ими были созданы две блестящих школы генетики – Николаем Ивановичем Вавиловым и Николаем Константиновичем Кольцовым, и попутно основали новую научную дисциплину -  молекулярную биологию, область знаний, которая изменила биологическую науку и биотехнологии во всем мире. Ученые этих школ первыми представили концепцию «генофонда» (этот термин родился в нашей стране), собрали богатейшую ВИРовскую биоколлекцию, которая до сих пор входит в тройку крупнейших биобанков мира. Сюда приезжали практиковаться ученые из Европы и США, а наших ученых приглашали на все ведущие конференции генетиков и селекционеров с пленарными докладами.

В 1927 году биолог Георгий Дмитриевич Карпеченко впервые в мире вывел гибриды растений, относящихся к разным родам. И в том же году Сергей Сергеевич Четвериков одним из первых в мире сумел увязать эволюционную теорию Дарвина и генетическую теорию Менделя в одно целое, обеспечив тем самым мировой биологии качественный скачок в развитии. Казалось, мировую науку ждет долгая и прекрасная эпоха «русской генетики».

Но затем советское партийное руководство показало, как оно умеет «разрушать до основания» все достижения «проклятого царизма» (не будем забывать, что практически все российские генетики 1920-х годов сформировались как ученые еще до революции).

С началом 1930-х годов в СССР начались массовые политические процессы, один из них «Дело Трудовой крестьянской партии». По «Делу ТКП» к 1931 году были арестованы около тысячи трёхсот человек по всему СССР, среди которых были ведущие профессора Тимирязевской сельскохозяйственной академии, МГУ и др., а также руководители из Наркомзема и Наркомфина. Неудивительно, что это дело «зацепило» и Вавилова, который по работе тесно взаимодействовал со многими арестованными.

Уже 29 января 1931 года в «Экономической газете» был опубликован, по сути, политический донос биолога Алексея Коля (в будущем соратника Лысенко), критиковавшего Вавилова и его работу как руководителя ВИР. В статье утверждалось, что «гегемонию в нашей сельскохозяйственной науке завоевывает учреждение насквозь реакционное, не только не имеющее никакого отношения к мыслям и намерениям В. И. Ленина, но и классово им чуждое и враждебное». Ну сами понимает, когда «реакционное» и «не по заветам Ильича», то вклад в науку роли не играет.

Положение генетиков осложняло то, что профессиональные революционеры, захватившие власть в стране, банально не понимали, чем те занимаются. Вот, например, как описывает одну из последних встреч Вавилова и Сталина один из ее участников, биолог Ефрем Якушевский:

«Вместо приветствия Сталин сказал: „Ну что, гражданин Вавилов, так и будете заниматься цветочками, лепесточками, василёчками и другими ботаническими финтифлюшками? А кто будет заниматься повышением урожайности сельскохозяйственных культур?“ Вначале Вавилов опешил, но потом, собравшись с духом, начал рассказывать о сущности проводимых в институте исследований и об их значении для сельского хозяйства. Поскольку Сталин не пригласил его сесть, то Вавилов стоя прочитал устную лекцию о проводимых исследованиях. Во время лекции Сталин продолжал ходить с трубкой в руке, и видно было, что ему всё это совершенно не интересно».

Мы уже знаем, что кремлевскому грузину со-товарищи куда интереснее и понятнее были «идеологически верные» построения агронома Трофима Лысенко, обещавшего быстро поднять показатели советского сельского хозяйства, да еще и на основе марксисткой идеологии, а не с помощью этих «буржуазных махинаций с дрозофилами». Генетику в СССР объявили «лженаукой», а с учеными расправились «по-пролетарски». Вавилова арестовали, заставили под пытками оговорить себя и коллег, а потом заморили голодом в саратовской тюрьме (он умер от сердечной недостаточности, вызванной дистрофией). Кольцова допросами и травлей в том же году довели до инфаркта, оборвавшего его жизнь. Был расстрелян Карпеченко и еще ряд коллег Кольцова и Вавилова. Другие, как Четвериков, были отправлены в ссылку и до конца жизни лишены возможности заниматься наукой. Например, выдающаяся ученый-биолог Зоя Никоро много лет была вынуждена играть на пианино в одном из провинциальных ДК, а ее не менее выдающийся коллега Николай Дубинин в те же годы занимается посадками лесозащитных полос на побережье Каспия.

Спустя некоторое время все они были полностью реабилитированы советской прокуратурой. Так что когда современные сталинисты морщат свои пятачки (скрывая за этим собственную непроходимую безграмотность) и что-то там ворчат на тему «сами виноваты», то они ведут себя как самые обыкновенные антисоветчики. Поскольку даже сама их советская власть утвердила – нет, не виноваты, репрессированы незаконно.

Некоторым генетикам повезло больше (и мировой науке тоже). Несколько учеников Четверикова сумели не вернуться в советский концлагерь с одной из зарубежных конференций. На Западе их карьера сложилась весьма удачно. Феодосий Добжанский стал известным ученым в Рокфеллеровском институте медицинских исследований (позднее Рокфеллеровский университет). Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский с 1937 года жил в Германии, именно там он открыл и обосновал фундаментальные положения современной генетики развития и популяционной генетики. Во время Второй мировой войны тайно сотрудничая с антигитлеровским подпольем, но это не спасло его от опергруппы бериевцев. В 1945 году Тимофеев-Ресовский был арестован в Берлине и этапирован в СССР, где его ждали годы каторжных работ в Карлаге (Карагандинская область). Спустя некоторое время советской власти потребовались его знания в области радиационной генетики и его перевели работать в «шарашку». В начале 1950-х ученого выдвинули на Нобелевскую премию за исследования мутаций, но советские власти не ответили на запрос Швеции о том, жив ли он.

Тем временем официальная советская биология четверть века занималась «яровизацией озимых» и «наследованием приобретенных признаков». Делалось все идеологически верно. Могли, например, в разгар посевной собрать агрономов и председателей колхозов на трехдневный семинар по изучению очередного доклада Трофима Денисовича. А потом возмущаться тому, что посевная провалена. Странно, что пшенице труды Сталина через громкоговорители не зачитывали. Для большей урожайности.

Это торжество идеологического мракобесия продолжалось до середины 1960-х, а кадровые последствия ощущались и много лет спустя. Между тем, как раз в 1950-60-е годы в мире произошло то, что теперь называют «генетической революцией». Была изучена структура ДНК, опробованы первые генетические технологии и получены первые практические результаты («зеленая революция» в селекции, созданные на основе вирусов лекарственные препараты и проч.). Вот только наши ученые оказались за бортом этого процесса. Вместо «русской эпохи» в мировой генетике нас ждало отставание, которое до конца не удалось преодолеть и сейчас.

Что это означает на практике?

РФ не может конкурировать с ведущими странами в плане производительности нашего сельского хозяйства (хоть в годовых надоях, хоть в урожайности зерновых, хоть по какому другому показателю). И борьба с коррупцией или заградительные пошлины для импортных продуктов этой проблемы не решат.

Мы отстаем в фармакологии и биомедицинских технологиях. Мы также плетемся в хвосте биотехнологий, которые входят в «большую тройку» новой промышленной революции. Ни одна из российских компаний в этой области не является значимым игроком на международном уровне, нет ни одной российской биотехнологической компании, входящей в список ста самых доходных в мире, хотя в нем сегодня значатся представители 12 разных стран.

А ведь базу для развития этих самых биотехнологий создавали русские генетики и селекционеры. И когда-то весь мир считал, что именно наша страна надолго станет лидером в этой области. Когда-то. Пока в дело не вмешалась советская власть.


a href="http://ronsslav.com" target="_blank"> присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

читайте материалы на сайте РОНС

Неизвестные документы о допросах в НКВД прп. Лаврентия Черниговского найдены в архивах



Неизвестные ранее документы о преподобном Лаврентии (Проскуре, 1868-1950) Черниговском, его связях с Афоном и допросах в НКВД удалось отыскать в архивах, – сообщает сайт Afon.org.ua .

Преподобний Лаврентій (Проскура) Чернігівський

Прп. Лаврентий (Проскура, 1868-1950) Черниговский

По словам директора Международного института афонского наследия (МИАН) Сергея Шумило, в архивах найден оригинал письма преподобного Лаврентия с Афона в Чернигов от 25 мая 1909 г., написанного на официальном бланке Афонского Пантелеимонова монастыря, а также следственное дело с его допросами в НКВД от 19 сентября 1936 г. В последних документах раскрывается истинный образ святости подвижника, который на допросах отвечал как и положено истинному монаху, отказавшись на кого-либо давать доносы или лжесвидетельства. В НКВД ему инкриминировали ведущую роль в антисоветской подпольной церковной организации на Черниговщине. Но доказать так и не смогли, благодаря чему ему удалось избежать тюремного заключения (ему было уже почти 70 лет). А вот большинство других фигурантов этого дела, в частности священники из Чернигова, погибли в советских концлагерях.

Протокол допроса прп. Лаврентия (Проскуры) Черниговского в НКВД от 19 сентября 1936 г. Фото Сергея ШумилоПротокол допроса прп. Лаврентия (Проскуры) Черниговского в НКВД от 19 сентября 1936 г. Фото Сергея Шумило

Как отметил Сергей Шумило, по этому делу в НКВД к ответственности были привлечены сподвижники прп. Лаврентия Черниговского – игумен Смарагд (Чернецкий), иером. Михаил (Корма), иером. Малахия (Тышкевич) и многие другие. Постановлением судебной тройки от 2 июля 1937 г. они были приговорены к лишению свободы сроком на 5 лет с отбыванием строгого режима в концлагерях. Из всех сосланных в живых остался один отец Малахия (Тышкевич), вышедший на свободу лишь в середине 1950-х годов. В 1960-е гг. он принял схиму с именем Пимен, умер в 1986 г. в Одессе.

По словам директора МИАН, прп. Лаврентия не сослали чудом, да и то лишь «в связи с его старческим возрастом (68 лет)», как сказано в следственном деле.

Письмо прп. Лаврентия (Проскуры) Черниговского с Афона в Чернигов от 25 мая 1909 г. Фото Сергея ШумилоПисьмо прп. Лаврентия (Проскуры) Черниговского с Афона в Чернигов от 25 мая 1909 г. Фото Сергея Шумило

Также интересным является письмо иеромонаха Лаврентия (Проскуры) и афонского иеродиакона Магистриана (Бугаева) о поездке в село Карильское Коропского района на Черниговщине в сентябре - октябре 1926 г. Оказывается, на Афоне только в Пантелеимоновом монастыре подвизались монахами шестеро жителей этого села, откуда был родом преподобный Лаврентий: схииеродиакон Стахий (Симеон Бугаев, 1876 - 1943), иеродиакон Магистриан (Бугаев; 1874 – 1929), монах Иаков (Бугай, 1868 - ?), схимонах Варнава (Шевченко, 1870 - 1947), монах Прохор (Шевченко, 1880 - 1956), монах Никандр (Кундра, 1871 - ?). Всего в Афонском Свято-Пантелеимоновом монастыре в кон. XIX – нач. XX вв. подвизалось 140 выходцев из Черниговской губернии.

Друг юности прп. Лаврентия (Проскуры) – схииеродиакон Стахий (Магистриан Бугаев, 1876 - 1943), насельник Афонского Пантелеимонова монастыря

Друг юности прп. Лаврентия (Проскуры) – схииеродиакон Стахий (Симеон Бугаев, 1876 - 1943), насельник Афонского Пантелеимонова монастыря

Как отмечает Сергей Шумило, преподобный Лаврентий дважды посещал Святую Гору Афон и по несколько месяцев жил в Пантелеимоновом монастыре, неся там послушания трудника. Он также, как и его односельчане, хотел навсегда остаться на Афоне, но судьба распорядилась, чтобы он нес исповедническое служение в Чернигове в самые тяжелые годы коммунистических гонений на веру. Старец Афонского Пантелеимонова монастыря не благословил Луке Проскуре остаться на Афоне, ответив: «Возвращайся домой, ты там нужен будешь». «Кто был этим старцем, пока что установить не удалось, но не исключено, что это мог быть прп. Силуан Афонский, подвизавшийся в этот же период в Пантелеимоновом монастыре и с которым, вероятно, общался Лука Проскура, живя в святогорской обители», - считает Сергей Шумило.

По словам директора МИАН, очень важно что, благодаря найденным документам удалось установить точные даты рождения и крещения прп. Лаврентия Черниговского, до этого отсутствовавшие во всех текстах житий и исследованиях о преподобном. Удалось установить и имя священника, крестившего прп. Лаврентия. По словам историка, в ближайшее время он планирует на основе архивных источников написать и опубликовать новое исследование о связях прп. Лаврения с Афоном и о его допросах в НКВД.
a href="http://ronsslav.com" target="_blank"> присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

читайте материалы на сайте РОНС

Павел МАКАРОВ: Авиационные мифы советской пропаганды

«Стальные руки-крылья»

Советская пропаганда содержала столько мифов, что древние греки позавидовали бы. И это мифотворчество крепко вросло в мозги наших сограждан, став благодатной почвой для современного роста симпатий к «советским временам». Современные сталинисты люди поверхностные, обычно их владение вопросом ограничивается парой штампов (взятых еще из школьных учебников полувековой давности), да сомнительного происхождения афоризмами. Типа, «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой» (о том, кто опустил одну из передовых стран планеты до сохи за пять лет смуты скромно умалчивается).

Правда же выглядит не столь привлекательно, потому от нее предпочитают отворачиваться. Но мы люди не гордые, можем напомнить о том, что скрывалось за парадным фасадом «научно-технических достижений СССР». Поскольку многое в разных отраслях науки и техники происходило одновременно, то напоминать будем в алфавитно-тематическом порядке. И начнем с авиации.

Успехами конструкторов и летчиков патриоты советского строя очень любят щеголять. Они вам и про Чкалова расскажут с удовольствием, и про Ту-144, и про аэродромы в каждом райцентре. И лицемерно посокрушаются о том, до чего довели авиатранспорт «реформаторы». Не буду оправдывать последних, но и в советское время все было не так благостно, в официальной истории самолетостроения в СССР хватает и мифов, и умалчивания.

Итак, миф первый – до революции в России авиации как таковой не было, случайно построили самолет «Илья Муромец» и все. Так ничтоже сумняшеся твердят совки, не стараясь даже задуматься, как могли в «отсталой империи» построить самый передовой для своего времени самолет.

Конечно, это было не случайно. Изложение истории дореволюционной авиации России само по себе потянет на большую статью. Поэтому ограничусь лишь некоторыми фактами.

На протяжении многих лет в Императорской академии наук работал Николай Егорович Жуковский создавший научную базу для развития авиации: экономичные способы горизонтального полёта, вихревую теорию воздушного винта, методы определения подъёмной силы крыла аэроплана, математический аппарат для решения задач обтекания крыла и многое другое. Вокруг него образовался круг учеников, которые продолжили работу (многие – в вынужденной эмиграции). Все свои основные труды Жуковский написал и опубликовал до 1917 года.

А еще, с 1893 года в Москве активно работал дин из основоположников современной аэромеханики и аэродинамики Сергей Алексеевич Чаплыгин. В 1903 году он защищает в Московском университете докторскую диссертацию «О газовых струях». Эта работа положила начало новой отрасли механики — газовой динамике, которая затем сыграла огромную роль в развитии авиации. Спустя несколько лет он значительно доработал расчеты Жуковского по геометрии крыла.

Результатами работы обоих русских ученых пользовались и пользуются авиаконструкторы всего мира.

Контр-адмирал Российского императорского флота Александр Федорович Можайский построил свой самолет за двадцать лет до первого полета братьев Райт. А всего через четыре года после их знаменитого полета, в 1907 году Игорь Сикорский сконструировал и поднял в воздух пассажирский самолет с четырьмя двигателями, имевший на борту бар и туалет. Да-да, когда Сикорский покидал Россию из-за революции, он был уже вполне состоявшимся конструктором, в 1912 году выигравшим конкурс на лучший аэроплан для нужд русской армии.

Кстати, среди тех, кто развивал потом американскую авиаиндустрию (одну из сильнейших в мире) хватало русских эмигрантов. Помимо Сикорского, можно упомянуть Бориса Корвин-Круковского (изобретателя гидросамолетов с герметичными дюралюминиевыми поплавками, конструкция которых стала классической и самой распространённой в мире), Александра Картвели (конструктора самолётов P-47 Thunderbolt, F-84 Thunderjet, F-84F Thunderstreak, F-105 Thunderchief и А-10 Thunderbolt II), Михаила Глухарева (автора концепции «летающее крыло», на которой основывались затем проекты бомбардировщиков B-2 Spirit и B-3 и др), его сына Евгения Глухарева (построившего ракету «Сатурн» вместе с фон Брауном), Константина Захарченко (создателя первого в мире вертолета с реактивным приводом несущего винта)…

Создавалась в Империи и своя индустрия, например, на Русско-Балтийском заводе, открывались летные школы.

В общем, революционерам досталась довольно мощная база (к слову, большинство первых советских авиаконструкторов получили дореволюционное образование). Советская власть распорядилась ею своеобразно. Сначала, как декларировал их гимн», разрушили все до основания в годы гражданской. Директор Русско-Балтийского завода был расстрелян как контрреволюционер, а Сикорский с коллегами чудом сумели сбежать из революционного Петрограда.

Потом стали восстанавливать. Как умели. Накануне Второй мировой войны Советский Союз построил собственную авиационную отрасль, и в некоторых отношениях очень впечатляющую. Но вожди большевиков воспринимали авиацию, прежде всего, как вид вооружений и средство демонстрации превосходства над странами Запада за счет установления рекордов в скорости, продолжительности и дальности полетов.

Сталин требовал летать «выше, быстрее, дальше!». В 1929 году по его приказу только что разработанный моноплан Туполева АНТ-9  «Крылья Советов» совершил полет над Европой на расстояние свыше 5000 километров. Затем был знаменитый перелет Чкалова. Пиком политики «гигантизма» стало создание АНТ-20, восьмимоторного монстра, единственным достоинством которого были его размеры. Его назвали «Максим Горький», а летал он преимущественно во время демонстраций.  18 мая 1935 года в ходе очередного такого полета с гигантом столкнулся истребитель сопровождения. Погибли 48 человек – экипажи двух самолетов и пассажиры. Второй самолет этой модели так и не выпустили (позже история повторилась с «Буранами», которые оказались слишком дорогими для загибающейся экономики позднего СССР).

Вообще с серийным производством вплоть до 1941 года были очевидные проблемы. Усугубили ситуацию масштабные аресты авиастроителей во второй половине 1930-х. Многие из них стали в дальнейшем сотрудниками «шарашек», в которых борцы за «освобождение труда» воссоздали экономическую модель рабовладельческой эпохи: конструкторы работали за пайку и не имели никаких прав. Но еще во времена Античности было установлено, что рабский труд – не самый эффективный.

В итоге, авиационную промышленность пришлось развивать уже в годы Великой Отечественной, чудовищными усилиями советских граждан. И все равно наши ВВС критически зависели от поставок американской и британской техники по ленд-лизу (большую часть своих побед Кожедуб, Покрышкин и другие наши асы одерживали на импортных самолетах).

В послевоенные десятилетия перекос в развитии отрасли сохранялся. В СССР научились строить военные самолеты, не уступавшие западным, а вот с гражданской авиацией все было не так хорошо. По сути, туда были перенесены многие подходы «оборонки», много внимания уделяли надежности, тактико-техническим характеристикам. И куда меньше - таким деталям, как экономия топлива, внешняя привлекательность и комфорт.

В условиях, когда государство является монополистом в сфере авиаперевозок, может устанавливать тарифы, исходя не только из экономических, но и политических резонов, закрывать свой рынок от конкурентов и, при необходимости, дотировать отрасль – это еще работало. И билеты в кассах были на грани себестоимости полетов, а то и ниже. Но за пределами соцлагеря, в условиях рынка «Илы» и «Ту» проигрывали конкурентную борьбу Boeing и Airbus.

А потом «коммунистический эксперимент над одной шестой частью суши» закончился и рынок пришел сюда. Постсоветская власть предложила авиапрому выживать самому, борясь с титанами западного рынка уже на постсоветском пространстве. Это была заведомо неравная схватка и наша промышленность ее проиграла.

С точки зрения национальных интересов – это, конечно, плохо. Авиастроение – одна из тех отраслей производства, которой должна обладать экономика страны, претендующей на число передовых. А у нас сегодня, по сути, выжило только производство военной воздушной техники (история с SuperJet также заслуживает отдельного разбора).

Но, с позиций того же национального интереса, стране нужна отрасль, которая может не только доминировать на внутреннем рынке, но и завоевывать рынки внешние. Причем, в перспективе – без бюджетной «подкормки». Подчеркну, речь о конструировании и производстве самолетов, а не об авиатранспортной сети. Советское авиастроение было на это неспособно. И дело тут не только в том, что «красные директора» оказались хреновыми менеджерами, а многие из них просто приняли участие в разграблении своих предприятий. Сказалась и «врожденная болезнь» советского самолетостроения: думая о рекордах и паритете в военной технике, совсем упустили из виду экономическую составляющую эксплуатации. За десятилетия это стало своего рода «конструкторской философией», которую теперь трудно преодолеть.

И тут уместно вспомнить о первых русских самолетах, которые строил Сикорский. В них было место и комфорту (вспомним туалет в аэроплане 1907 года выпуска), и тем более, рачительности. Его одномоторный биплан С-6 (победивший на конкурсе для армии) обладал хорошей подъемной мощностью, низким расходом топлива и способностью взлетать хоть со вспаханного поля.

Не случись революции, Сикорский, Глухаревы, Картвели и прочие представители «русской авиационной диаспоры» не уехали бы работать в США, выпускник Императорского Московского технического училища Туполев не строил бы гигантов для одноразовых полетов во славу коммунистической пропаганды. А потом, вместе с выпускником Петербургского политехнического института Поликарповым и многими другими не оказался бы в заключении как «враг народа». И все вместе они наверняка построили бы совсем другую авиационную промышленность, которая сегодня достойно конкурировала бы с тем же Boeing. Ведь к тому были все предпосылки. У советских же получилось «дитя» с перекосом в развитии – одни «мышцы» отрасли были гиперразвиты за счет гигантского бюджета ВПК, а на другие не обращали внимания вовсе. И это они всерьез считают достижением. Хотя, если сравнивать с некоторыми другими направлениями научно-технического развития… Но об этом в следующий раз.


a href="http://ronsslav.com" target="_blank"> </a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

читайте материалы на сайте РОНС

Игорь КОПЫЛОВ: Царь Николай Второй и противостояние мировому Содому



Совсем недавно, 19 мая 2019 года, прошёл 151 юбилей со дня рождения последнего русского царя – Николая Александровича Романова. Этот день промелькнул малозаметно на фоне общественной жизни современной России. Не вспомнила о нём ведущие телеканалы и РПЦ МП. Формально потому, что день рождения – это не день памяти святого.

Что же – в России за долгую историю правителей было много, дни рождения большинства из них мы не держим в памяти. Почему исключение должно делаться именно для императора Николая Второго?

Потому, что это правитель особый. Потому, что от его небесного покровительства и сегодня в немалой степени зависит как жизнь России в целом, так и жизнь многих из нас. Если не всех. Но по - разному.

Николай второй жил совсем недавно. Сто лет – это не срок для истории. Нет оснований сомневаться, что он знает и понимает нас, ныне живущих людей, тонко и правильно. Умеет отличать ложь от правды, чистоту от корысти. Он имел очень многое  при жизни, управлял огромной страной, и отдал свою жизнь за нас с вами. Конечно, такие аргументы понятны только тем, кто верит в Бога, безсмертие души и молитвы святых. Но для тех, кто не верит – нужны ли вообще аргументы?

Как вспоминают сегодня царя те, кто его почитает?

Откроем стандартный текст или видео.  Прочитаем или услышим, что при Николае Втором в Российской империи была сильная экономика, самые высокие в мире темпы промышленного роста, небольшие налоги, быстрый рост науки и образования.  Что быстро росло население Империи, в особенности – русское. Что император был очень ответственным, трудолюбивым, глубоко верующим человеком, хорошим семьянином и избегал жёстких мер в управлении. Упомянут, что русский царь организовал первую в истории человечества мирную международную конференцию в Гааге, пытаясь ограничить гонку вооружений. Всё это так.

Но остаётся в стороне главная, стержневая черта личного характера и правления царя Николая Второго. То, что стоило ему земной жизни, гибели всей семьи и посмертной славы. Царь Николай Александрович не просто верил в Бога. Он служил Богу и стремился честно исполнять его заповеди. А значит – был огромным препятствием на пути мирового масонства, глобализма и апостасии (отступничества и предательства).

Масонами в России начала ХХ века были в основном представители крупной родовой аристократии (многие Урусовы, Апраксины, Трубецкие…), богатые купцы и промышленники (миллионщики Коновалов, Рябушинский, Терещенко…)) и революционеры-социалисты (Троцкий, Рутенберг, Луначарский, наверняка – Ленин и проч.). Все они люто желали свержения монархии, а вместе с ней – падения христианства, его заповедей и морали. У царя не хватило сил и ресурсов искоренить масонство в Империи. Это значило бы начать открытую борьбу с Англией, Францией и США, где масоны уже всем владели и к чему Россия в одиночку ещё не была готова. Но Николай Второй  внимательно следил за тем, чтобы масоны не занимали ключевых должностей в армии и госаппарате Империи. Бизнес и СМИ власть в те годы уже не контролировала.

Вместе со своим дядей, московским генерал-губернатором великим князем Сергеем Александровичем, царь Николай последовательно осуществлял политику, препятствующую заселению евреями столиц империи и губерний центральной России. Коррумпированных чиновников отстраняли, а евреев возвращали в черту оседлости.

Известно, что за московских евреев активно заступались власти Соединённых Штатов Америки, к тому времени – уже главного центра мирового масонства. Они предлагали царю Николаю выгодные кредиты в обмен на снятие антииудейских ограничений. Царь, посоветовавшись с Сергеем Александровичем, отказался принять в 1898 году делегацию американских евреев посчитав, что их требования являются вмешательством во внутренние дела России и являются антихристианскими. Несколько лет спустя, в 1905 году,  великий князь был убит социалистами, представителями агрессивной атеистической идеологии, которую активно поощряли и поощряют иудеи. А царя Николая они возненавидели и искали его гибели.

С конца 19 века в России действовала государственная винная монополия, которая сильно ослабила влияние евреев на  производство и продажу спиртного. Было остановлено спаивание православного народа. Это стало ещё одной причиной ненависти представителей  малого народа к императору России.

Среди российского чиновничества на рубеже веков начали доминировать либеральные юдофильские идеи – деньги банкиров и откупщиков, наряду с масонской идеологией и атеизмом,   делали своё дело. Тысячи евреев пришли в революционное движение. Их задачей было не установление социализма, но уничтожение России как христианского государства. Глава кабинета министров Российской империи С.Ю.Витте (1903-1906 гг.), очень далёкий от антисемитизма, указывал, что евреи, составляя менее 5% населения страны, рекрутировали из своих рядов 50% всех революционеров, которые затем и уничтожили русское государство.

Еврейский вопрос стал ключевым для отношений России и США. После русско-японской войны, в которой американцы  всеми экономическими и дипломатическими силами поддержали японцев, президент США Вильсон деносировал торговый договор с Россией от 1832 года из-за того, что в России действуют антиеврейские ограничения.

1911 году премьер-министр  Столыпин, правый государственник по своим  убеждениям, пытался, под давлением внутренних неурядиц,  отменить часть ограничений против евреев. Были подготовлены постановления правительства, разрешающие евреям покупать дома и землю не только в городах и местечках, но и в сельскохозяйственных регионах за пределами черты оседлости, а также переселяться многим из них во внутренние губернии страны. Царь не подписал этих документов, сказав, что это было бы против его христианской совести.

Может быть недостаточно активно, но император Николай поддерживал деятельность в России правых русских организаций (Союз русского народа, Союз Михаила Архангела, Русское Собрание и др.). Это отличало его от большинства чиновников и богачей того времени, не говоря об интеллигенции, которые скорее симпатизировали левым, чем правым. К сожалению, Николай Второй не успел создать в России широкий образованный и материально независимый класс русских православных  людей, к чему стремились правые националисты. А аристократия дышала уже в основном чужими идеями.

Отметим такие исторические факты: Моше Бланк, прадедушка Владимира Ульянова (Ленина) был, как и полагается людям его происхождения того времени, владельцем земли и шинка, питейного заведения в Малороссии близ Житомира. Человеком мутным, скандальным и пронырливым.

Своих сыновей Моше Бланк крестил, чтобы обеспечить им карьеру. Его жена и дочери, судя по имеющимся данным,  до конца жизни оставались иудейками.

Дедушка Ленина Сруль (в крещении получил имя  Александр) Бланк был после крещения принят в Медико-хирургическую академию в Петербурге, окончив ее работал врачом, получил титул статского советника и потомственное дворянство (!) Российской империи.

Внешний парадокс заключается в том, что  инициатором крещения и продвижения вверх клана Бланков был сенатор Дмитрий Осипович Баранов, весьма влиятельный сановник. А крестным отцом Сруля (дедушки Ленина) стал  действительный статский советник граф Александр Иванович Апраксин – очень влиятельный российский масон (Апраксины остались масонами и в эмиграции. Некоторые представители этой фамилии уже в наше время внесли свой чёрный вклад в разрушение РПЦЗ и русских монархических организаций в США и Европе). Известно, что масоны в Христа не верили. Значит крестили Бланков не для того, чтобы сделать их христианами, а для того, чтобы внедрить максимально чужеродный элемент в привилегированный слой подданных Империи.

Правящий слой России уже в 19 веке стал необратимо космополитическим. «Разбавление» его вчерашними иудеями вполне гармонировало с убеждениями масонской и атеистической  части этой псевдоаристократии.

Император Николай во многом продолжал политику своего отца, императора Александра Третьего, умершего необъяснимой с точки зрения формальной логики смертью, от простой простуды. Скорее всего – отравленного врачом-иудеем: http://www.srnrem.info/2010/08/09/car-aleksandr-iii-ubit/

Русский царь в начале ХХ века, несмотря на внешне огромную власть, не был всемогущим. Смута уже поразила многие сословия России. Вокруг Николая Второго было очень мало верных людей. Его слова, написанные незадолго до государственного  переворота 1917 года: «кругом измена, и трусость и обман» звучат дословно и верны по сути.

Но царь Николай Второй выполнил свой долг до конца, как мог. Он сознательно удерживал мировое антихристианское зло. И именно в этом, а не в создании сильной экономики, его главное отличие и главная ему за то - честь.


a href="http://ronsslav.com" target="_blank"> </a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

читайте материалы на сайте РОНС

Сцепятся ли индусы и мусульмане в большой войне?

В конце февраля 2019 года начался военный конфликт на границе Индии и Пакистана. Вернее, на территории спорного штата Кашмир, который разделён между индусами и паками после войн 1949 и 1971 годов, но юридически границы в нём не существует, есть только условная линия разграничения.

С чего всё началось

Кашмир - территория, с древности населённая как мусульманами (на севере), так и индуистами (на юге). Но к середине 19 века здесь сложилось феодальное государство, которым правили в основном мусульмане и 70% населения которого составляли они же.

Как часто бывает, подгадили англичане. Именно их интригами и подкупом мусульманский в основном Кашмир был присоединён к индуистской Индии. С тех пор было две больших войны и множество локальных конфликтов. Политика Индии в основном заключается в удержании занятой индусами территории - это половина бывшего государства Кашмир и 10 миллионов населения, индо-исламского. Пакистан контролирует треть Кашмира и 5 миллионов населения, почти сплошь исламского,  активно поддерживает в Кашмире отряды исламских боевиков, которые регулярно переходят на индийскую сторону, убивая солдат и полицейских.   Часть малонаселённой горной территории Кашмира под шумок кризиса оттяпали себе китайцы - и уже не отдадут никому.

В феврале этого года, когда мусульмане уничтожили очередной индийский конвой в штате Джамму и Кашмир, индусы нанесли авиаудар по базам исламистов на "свободной" - фактически пакистанской, территории. После этого в воздухе прошли бои авиации двух стран, как минимум два самолёта сбито, один индийский лётчик попал к пакам в плен.

Добавим немного статистики: и Индия, и Пакистан имеют ядерное оружие, примерно одинаковое количество боеголовок и ракет- носителей каждая сторона (по 60).

Население Индии 1 миллиард 410 миллионов человек, армия составляет небольшой процент от населения Индии - 1 миллион 400 тысяч. Пакистан меньше по населению - но тоже огромное государство, 205 миллионов человек, существенно больше, чем РФ. Армия Пакистана вооружена хуже индийской, но не уступает ей численно - те же 1 миллион 400 тысяч человек. Это вторая и третья по численности (после Китая) армии мира.

Как видим, потенциал для драки между собой у них огромный. Плюс ядерное оружие. Кроме того, за спиной Пакистана может встать огромный суннитский исламский мир. Как это было во время афганской войны СССР.


a href="http://ronsslav.com" target="_blank">Россия Освободится Нашими Силами</a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС

ПАМЯТИ БАРОНЕССЫ ИРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ ФОН ДРЕЙЕР (1915 – 2019)

"Для меня важно быть русской, я не хочу быть никем другим. Я хочу умереть русской, предстать перед Богом русской", – так говорила Ирина Владимировна фон Дрейер три с небольшим года тому назад, во время своего столетнего юбилея. У пусть никого не смущает германская фамилия этой замечетельной женщины. Многие немцы по происхождению, граждане Российской Империи, стали по духу настолько русскими, что дай Бог таких даров Божиих каждому, кто гордится своей великорусской этничностью.

4
февраля 2019 года во Франции скончалась баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер, получившая в возрасте 100 лет гражданство РФ. Эту скорбную новость сообщил в ночь на вторник ее сын Фома. "С большой грустью сообщаю вам, что мама, Ирина Владимировна, баронесса фон Дрейер, графиня Минкевич-Одроваз вернулась к Богу сегодня, 4 февраля 2019 года, в возрасте 103 лет", - сказал он.


Сын баронессы добавил, что похороны Ирины Владимировны состоятся "в самое ближайшее время в православной часовне Сент-Женевьев-де-Буа, где она будет похоронена в семейном склепе".


Баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер в молодости

Баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер в молодости


Баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер родилась 15 декабря 1915 года в Москве, в семье генерал-майора Русской Императорской Армии Владимира Николаевича фон Дрейера (1876 – 1967) и его жены Клавдии Владимировны.
Генерал фон-Дрейер воевал за Россию в составе Добровольческой армии, а в эмиграции оставил короткие, но очень ясные и четки записки-воспоминания о своей жизни, взглядах и убежданиях. Он был монархистом и русским
православным националистом, человеком большого ума и культуры.


Генерал-майор Русской Императорской Армии Владимир Николаевич фон Дрейер

Генерал-майор Русской Императорской Армии Владимир Николаевич фон Дрейер


11 ноября 1920 года пятилетняя Ирина вместе с семьей покинула Крым, став свидетелем исхода Русской Армии под руководством генерала Петра Николаевича Врангеля. Фон Дрейеры немало ездили по миру и, в конце концов, обосновались во Франции. Ирину определили на обучение в католический пансион. Но там ей не было хорошо – к ней плохо относились,
потому, что русская девочка отказывалась от перехода в католичество. И она осталась не формально, а по настоящему, православной всю свою долгую жизнь.


Баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер с семьей

Баронесса Ирина Владимировна фон Дрейер с семьей


В 1936 году Ирина Владимировна заняла второе место в конкурсе красоты "Мисс Россия", проводимом в Париже русским журналом "Иллюстрированная Россия". Сейчас женщин такой красоты уже почти нет.  Большую часть жизни Ирина Владимировна работала журналистом. Она объездила почти весь мир, но в России не была с 1920 года, со дня
исхода Белой Армии из Крыма.


«Для меня важно быть русской, я не хочу быть никем другим. Я хочу умереть русской, предстать перед Богом русской, –но кто хочет быть русским - тот всегда русским останется. Как осталась русской баронесса Ирина фон Дрейер.


Вечная ей светлая память!





Похожие записи


a href="http://ronsslav.com" target="_blank">Россия Освободится Нашими Силами</a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС




Иван СИКОРСКИЙ: Мы должны решительно сказать: мы – русские, и Киев – наш



Авиаконструктор Игорь Иванович Сикорский является одним из самых известных уроженцев Киева. Его имя носят
Киевский политехнический институт, аэропорт «Жуляны», Авиакосмический лицей, улица. Его отец, психиатр Иван Алексеевич Сикорский (1842-1919), сегодня уступает в известности сыну. Но в начале XX века он был весьма
заметной фигурой в научной и общественно-политической жизни Российской империи.


Детство и юность Ивана Сикорского


Иван
Алексеевич Сикорский родился 26 мая 1842 г. в семье священника Благовещенской церкви с. Антонова Сквирского уезда Киевской губернии Алексея Ивановича Сикорского и его супруги Елены Матвеевны. Несмотря на фамилию, никаких польских корней у семьи не прослеживается.


«Семья была большая — шесть сыновей и шесть дочерей, и Иван Алексеевич был шестым, — писал в 1930-е гг. про И.А. Сикорского его биограф (вероятно, сын Игорь). — С самого раннего детства он отличался вдумчивостью, был серьезен, мало принимал участия в играх братьев и сверстников. Очень рано, почти самостоятельно, научился читать и читал по целым дням. Книг в то время, в особенности в деревне, в бедной семье священника, было немного, и Иван
Алексеевич читал все книги, какие мог найти: молитвенники, календари, учебники. Любимой его книгой была — "Басни Крылова", которыми он увлекался, читал вслух братьям и сестрам, оттеняя мораль басни».


В детстве Иван учился сначала в Киево-Софиевском духовном училище, а затем в Киевской духовной семинарии. Он сразу же выделился среди сверстников глубокими познаниями и интересом к наукам, как естественным, так и гуманитарным. Поняв, что духовное поприще — это не его призвание, он оставил семинарию и сдал экстерном экзамены в Первой киевской
гимназии. Сикорский поступил на естественный факультет Киевского университета, но вскоре перевелся на медицинский.


Иван Сикорский — известный ученый-психиатр


После окончания университета он был оставлен при нем для подготовки к получению профессорского звания. В 1872 г. защитил докторскую диссертацию «О лимфатических сосудах легких». С 1873 по 1885 г. жил в Санкт-Петербурге, работая в клинике душевных болезней при Военной медико-хирургической академии, а также состоя чиновником по особым
поручениям при начальнике Главного управления военно-учебных заведений. В 1885 г., после создания в Киевском университете кафедры систематического и клинического учения о нервных и душевных болезнях, Сикорский вернулся на малую родину и вскоре стал профессором на этой кафедре.


Иван Сикорский является одним из основоположников детской психологии и психопатологии. В своих научных трудах он изучал влияние алкоголя на здоровье и психику, наблюдал за умственной работой учащихся в школах.
Одним из первых в отечественной науке обратился к проблемам детей с отклонениями в развитии, выпустил фундаментальный труд «О заикании» и разработал метод его преодоления.


«Из всего обширного учения о здоровой и больной душе, которому Иван Алексеевич посвятил себя, его в частности глубоко интересовала детская душа, еще мало изученная и непонимаемая в то время, и Иван Алексеевич с жаром и энергией отдался этой животрепещущей отрасли», — писал его биограф. В 1904 г. Сикорский основал в Киеве
Врачебно-педагогический институт для умственно отсталых детей, а в 1912 г. — первый в мире Институт детской психопатологии.


Многие труды Сикорского  переведены на иностранные языки — немецкий, французский, английский, венгерский, чешский, болгарский, сербский. Он был избран почетным членом множества российских и зарубежных научных обществ.


Сикорский собрал огромную частную библиотеку — она сохранилась и доныне и насчитывает почти 13 000 томов на русском, французском, английском и латыни. Иван Алексеевич нередко отказывал себе в самом необходимом, лишь бы приобрести для своей библиотеки какую-нибудь редкую и ценную книгу. Незадолго до смерти он передал все свое книжное
собрание в дар Киевскому университету.


Сикорский отличался поразительным трудолюбием, «чрезвычайная воздержанность была отличительной чертой Ивана Алексеевича. Он не пил, не курил, не играл в карты, не сидел на мягкой мебели, питался самыми простыми и незатейливыми кушаньями. <…> Про него говорили, что у него 36 часов в сутках, так много он успевал сделать».


Профессор Сикорский был популярным человеком в Киеве, дружил со многими деятелями науки и культуры. Так, например, художник Виктор Васнецов, расписывавший киевский Владимирский собор, придал образу евангелиста Иоанна Богослова черты лица Сикорского (речь идет именно об апостоле Иоанне Богослове, а не о святителе Иоанне Златоусте, как ошибочно
сообщается в большинстве интернет-источников, в том числе и в русской «Википедии»).


Иван Сикорский — русский националист


После революции 1905—1907 гг. Иван Сикорский принял активное участиеnв монархическом движении, сотрудничал с «Союзом русского народа», вступил в Киевский клуб русских националистов, был избран почетным членом Патриотического общества молодежи «Двуглавый орел».


9 ноября 1910 г. на собрании русских избирателей Старокиевского участка, проводившемся в преддверии выборов в Киевскую городскую думу, Сикорский произнес примечательную речь:


«На Киев смотрит вся Россия. Петербург никогда не имел значения руководителя национальной жизни России. Москва после 1905 года также утратила нравственный авторитет в глазах национально-русского общества. Значение центра русской национальной жизни начинает переходить к Киеву, и на киевлянах лежит высокий долг перед городом и родиной: мы должны
укрепить возникшую здесь русскую твердыню. Пора нам сказать: мы — сыны великого народа, и здесь, в историческом Киеве, хозяева — мы! Городское управление матери городов русских должно быть русским. Вот почему на выборах мы должны идти твердо и прямо, никому не кланяясь и ни у кого не заискивая. Мы должны решительно сказать: мы — русские, и Киев — наш».


Сикорский написал несколько работ о национализме. Иван Алексеевич феномен нации  рассматривал с расовых позиций. Не скрывал Сикорский и своего негативного отношения к еврейству.


Именно Сикорскому было поручено прокуратурой составить психиатрическую экспертизу обстоятельств смерти мальчика Андрея  Ющинского, ритуально убитого иудеями в Киеве в 1913 году. Он пришел, как эксперт, к выводу, что это безусловное ритуальное убийство, совершенное евреями. Экспертиза Сикорского вызвала волну возмущения в научном уже
тогда либеральном сообществе. Критика его экспертного заключения  вскоре переросла в настоящую травлю  профессора со стороны либеральной прессы.


Иван Сикорский и украинский вопрос


По некоторым данным, в юности, во время учебы в Киевской духовной семинарии, Сикорский одно время увлекался украинофильством и даже был читателем украинского журнала «Основа».


Но это увлечение вскоре прошло, и вновь коснулся украинского вопроса Сикорский только в 1913 г., когда он подготовил для заседания Клуба русских националистов доклад «Русские и украинцы», посвященный критике «украинства» с точки зрения антропологии, лингвистики и истории (из-за болезни он сам прийти на заседание не смог, поэтому текст доклада был
зачитан по его просьбе доктором Селецким). Доклад пришелся по душе слушателям, и в том же году Клуб русских националистов издал его в виде небольшой книжки.


Полемизируя с лидером украинского движения М.С. Грушевским, Сикорский приходил к следующему выводу: «От Архангельска до Таганрога и от Люблинского Холма до Саратова и Тамани живет одна и та же (в главных чертах) русская народность. Дробление на великоруссов, малороссов и белоруссов связано с несущественными и второстепенными, притом скореелингвистическими, чем антропологическими особенностями, которые притом нередко и отсутствуют.


В малорусском (по Костомарову — южнорусском) населении — тот же племенной состав, что и в великорусском, с незначительным только перевесом славянского элемента над финским. Этим антропологически, т. е. по своей породе и природе исчерпывается все русское население европейской России.


Украинцев здесь нет! Их нет ни в живущих экземплярах, ни в кладбищном населении: нет ни на земле, ни под землей. Поэтому, если за исходное основание для суждений и выводов взять физический состав населения, его породу и природу, то на Украине нет такого населения, которое обладает особой породой: здесь то же, что существует и за пределами Украины.
Отсюда — естественный вывод, что "Украина" и "украинцы" — это термин скорее географический и политический, но не антропологический илиэ тнический».


Формирование русского литературного языка, по мнению Сикорского,
произошло на основе великорусского разговорного языка потому, что именно
на нем писали четыре гениальных человека (Ломоносов, Пушкин, Гоголь и
Лермонтов), несколько талантливых (Жуковский, Тургенев, Аксаковы) и
целая плеяда второстепенных.


Хотя прежде, в XVI—XVII вв., обе русские письменности (великорусская и
южнорусская) обладали примерно равными шансами на первенство, в XVIII и
XIX вв. великороссы вырвались вперед, «и появление украинского
(южнорусского) языка на этническом поле России около столетия тому назад
уже не могло изменить судеб даже в тот момент, когда на горизонте
засветилась яркая звезда Тараса Шевченко».


Но в этом «поражении» южнорусской речи Сикорский не видел ничего
трагического, так как северорусский и южнорусский говоры чрезвычайно
близки:


«Сравнивая язык русский и украинский, легко усмотреть почти
полное тождество психологии этих двух языков и лежащую в основе их
совершенную близость душевных и умственных процессов, воззрений
и приемов мысли. Это показывает с очевидностью, что русский и украинский
языки — это не два языка, а один язык; в крайнем случае можно говорить
о двух наречиях одного праязыка, но это было бы почти логической
тавтологией. Различие между русским и украинским языками —
не психологическое, а фонетическое или звуковое, следовательно, различие
не внутреннее — глубокое, а внешнее — кажущееся: звуками они разнятся,
но их психология тождественна»
.


Исторические аргументы, по мнению Сикорского, также говорят не в
пользу Грушевского. Цитируя «Слово о полку Игореве», он напоминает, что
его герои называли себя «русскими», а не «украинцами», и пали «за
русскую землю», а не за «Украину», как это пытается представить
Грушевский.


Сикорский делал вывод, что «этнографический термин "украинцы",
за отсутствием самого объекта, т.е. этнографически особого народа,
не имеет основания существовать, а обозначение территории именем
"Украины" потеряло свою первоначальную административную надобность,
а потому самый термин представляется бесполезным, подобно наименованию
"Священной Римской империи" или "Московского государства".


Соответственно, не имеет смысла не только термин «украинцы», но и
другие дробления — «великоросс», «белорус», «малоросс», «южнорусс» —
также лишены антропологического или этнического основания и представляют
собой территориальные обозначения традиционного, но уже устаревшего
типа. «Простое имя "русский" достаточно»
, — заключал Сикорский.


Последние годы жизни


В сентябре 1914 г., практически сразу после начала Первой мировой войны, погиб при взрыве на крейсере «Паллада» его старший сын Сергей,
военный моряк. Возможно, эта тяжелая утрата сказалась на самочувствии
профессора, и так имевшего серьезные проблемы со здоровьем уже с начала
1910-х гг. В конце 1915 — начале 1916 г. Сикорский окончательно слег.


«Тяжкую болезнь, поразившую его за три года до смерти
и приковавшую его к постели, переносил с величайшим терпением, ясно
понимая всю картину болезни, течение ее и близкий конец, — писал его
биограф. — Он говорил, что для него было большим несчастьем заболеть той
самой болезнью, от которой он лечил других. Несмотря на тяжкий
физический недуг, дух его до самой смерти продолжал оставаться бодрым,
мысль продолжала свою работу. Иван Алексеевич жил высшими духовными
интересами, слушал чтение, диктовал, стремясь сохранить для других
результаты своих глубоких познаний и глубокого опыта: заканчивал
редактирование "Психологической Хрестоматии". Спокойно и кротко
готовился к исполнению, как он говорил, "последнего долга человека
на земле" — к смерти».
Не до конца ясно, что за болезнь поразила Сикорского, но, возможно, речь идет о тяжелом невралгическом заболевании.



Скончался Иван Алексеевич Сикорский на 77-м году жизни в 5 часов утра
14 февраля 1919 г., в разгар гражданской войны. Он пережил и свержение
монархии, и первый захват Киева большевиками, и власть гетмана и
немецких оккупантов, и приход петлюровских войск.


5 февраля 1919 г. петлюровцы бежали, и Киев был вторично занят
большевиками. Вероятно, Сикорский успел узнать об этом, так как
«сознание его помрачилось не более как за 12 часов до кончины». 16
февраля 1919 г., после отпевания в университетской церкви, Сикорский был
похоронен на главной аллее Байкова кладбища, на его безымянной могиле
поставили скромный железный крест (табличка с фамилией появилась
значительно позже).


Видимо, у родственников не нашлось ни времени, ни средств на более
достойную организацию похорон. Все «буржуазные» газеты были закрыты
большевиками, и некролог, оповещающий киевлян о смерти профессора
Сикорского, был помещен в газете «Борьба», органе Центрального комитета
Украинской партии левых социалистов-революционеров. То ли украинские
левые эсеры не проявили классовой бдительности, напечатав на страницах
своего официального органа некролог «реакционера» и «украинофоба», то ли
подошли к этому вопросу с практической точки зрения и просто решили не
отказываться от платы, полагаемой за размещение объявления.


Можно сказать, что Сикорскому повезло — он умер в своей постели.
Несколько месяцев спустя многие члены Киевского клуба русских
националистов, в том числе друзья и коллеги Сикорского, были расстреляны
киевскими чекистами. Учитывая его роль в деле Бейлиса, Сикорский вряд
ли бы избежал их участи.


«Яблоко от яблони…»


Но, может быть, монархические и «украинофобские» взгляды Ивана
Сикорского никак не повлияли на его младшего сына, и тот вырос «щирым
украинцем»?


Ничего подобного — Игорь Иванович Сикорский унаследовал от отца не
только потрясающую работоспособность, но и его политические воззрения.


За год до смерти отца Игорь Иванович Сикорский, в будущем гениальный
авиаконструктор, покинул Россию и обосновался в США, где и добился
выдающихся научных результатов и получил всемирную славу. Несмотря на
это, он всегда считал себя русским и поддерживал тесные контакты с
русскими эмигрантскими организациями, причем тяготел именно к структурам
правого и монархического толка.


Так, например, в 1923 г. он писал для «национально-монархического
легитимного органа» «Державная Русь», выходившего в Нью-Йорке. В статье
«К убийству Государя и Его Семьи». Игорь Сикорский, отмечая величие духа
Николая II и его кристальную верность России, делал вывод: «Пусть
мученическая кровь Государя и Его Семьи заставит русских людей
одуматься, сбросить со своих глаз ловко наброшенную пелену обмана. Пусть
поможет нам всем познать истину, объединиться и дать отпор проклятым
силам зла и лжи, доныне угнетающим Россию».


В 1930-е гг. он писал статьи (в том числе воспоминания о Киеве начала
1910-х гг.) для другой монархической газеты — «Воскресение России»,
выходившей под девизами «За Веру, Царя и Отечество!» и «Мы — русские! С
нами Бог!» В 1950-е гг. Сикорский состоял в Российском политическом
комитете в Нью-Йорке, в программе которого отмечалось, что
«государственное единство России, в ее естественных, исторических
границах, составляет одну из главных основ российского национального
сознания».


Деятельность Игоря Сикорского не ограничивалась только публицистикой —
в 1927 г. он предложил эмигрантской монархической организации «Союз
Русских Государевых Людей» план высадки вооруженного десанта на
территории СССР. Согласно плану, предполагалось перебросить из Болгарии
на Дон на 25 воздушных кораблях системы Сикорского 3000 монархистов,
которые должны были поднять казачество на восстание. Итогом должно было
стать свержение большевиков и восстановление Российской империи.


На реализацию проекта требовалось от 3 до 5 миллионов долларов, но
найти их так и не удалось, и от идеи десанта пришлось отказаться. Таким
образом, в плане мировоззренческом Игорь Сикорский оказался в полной
мере наследником своего отца, профессора Ивана Сикорского.


a href="http://ronsslav.com" target="_blank">Россия Освободится Нашими Силами</a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС




Андрей Иванов: Резня в русском посольстве в Тегеране

190 лет тому назад, 30 января (старый стиль) 1829 года в Тегеране произошла кровавая трагедия - исламские фанатики, они же простые жители иранской столицы, перебили (при явном содействии шахского двора – ред. РОНС) представителей русской дипломатической миссии, среди которых был посол Российской империи, известный драматург, поэт и композитор Александр Сергеевич Грибоедов (1795-1829).

После победоносного завершения русско-персидской войны (1826-1828), принесшего, помимо прочего, присоединение к России Восточной Армении, в Персию прибыло российское посольство, в составе которого был полномочный министр-резидент А.С.Грибоедов. «Туркманчайский трактат положил конец неприязненным отношениям между Россией и Персией, и Император Николай, в возобновление дружеских сношений, учредил пост полномочного министра при персидском дворе. На этот высокий пост получил назначение Грибоедов. Славный во всем великом отечестве нашем как творец “Горя от ума”, Александр Сергеевич Грибоедов мало известен в качестве дипломатического деятеля на Кавказе. Между тем он, пробывший свои лучшие годы в Персии и на Кавказе в одну из самых героических эпох тамошнего русского владычества, принимавший, наконец, весьма близкое участие в заключении Туркменчайского мира, представляет собой одного из весьма замечательных кавказских деятелей на дипломатическом поприще, на подготовку к которому он отдал лучшие свои годы», - писал о Грибоедове военный историк генерал В.А.Потто. При этом, отмечал историк, к своему новому назначению Грибоедов отнесся без энтузиазма: «Мрачное предчувствие, видимо, тяготило его душу. Как-то раз Пушкин начал утешать его, Грибоедов ответил: “Вы не знаете этого народа (персиян), увидите, что дело дойдет до ножей”. Еще определеннее выразился он А. А. Жандру, сказав: “Не поздравляйте меня с этим назначением: нас там всех перережут. Аллаяр-хан – мой личный враг и никогда не подарит он мне туркменчайского договора”».

Основной задачей А.С.Грибоедова было добиться от персидского шаха выполнения статей Туркманчайского мирного договора и, в частности, выплаты денежной контрибуции. «Уважение к России и к ее требованиям, вот мне что нужно», - такими словами сформулировал российский посол свое кредо.

Кроме того, по условиям мира, армяне получали право беспрепятственного переселения на территорию Российской Империи, что в 1829 году привело к инциденту: в русском посольстве нашли убежище армяне, среди которых были две армянки из гарема родственника персидского шаха и евнух-армянин из шахского гарема, который знал немало секретов. Отказ Грибоедова в выдаче укрывшихся был использован для возбуждения недовольства среди персов и активизации антирусской пропаганды. Ненависть к русским активно разжигали и английские дипломаты, не желавшие усиления позиций России в регионе.

«...Грибоедов был человек бесстрашный, очень смелый, честный, прямой и в высшей степени преданный своему отечеству и государству, - писал командир персидской казачьей бригады В.А.Косаговский. - Никакими подкупами, никакой лестью нельзя было отклонить его от прямого пути и заставить пользоваться чьими-либо одолжениями. Он, как герой, защищал права и интересы русско-подданных и находившихся под покровительством России. Эти свойства и качества Грибоедова не нравились сановникам персидского правительства. Они постоянно злоумышляли против него, собирались вместе, советовались и придумывали средства, как бы выжить г. Грибоедова из Персии. Они всячески старались оклеветать или обвинить его в чем-нибудь. Но посланник не обращал никакого внимания на все эти козни и интриги. Он твердо и непоколебимо продолжал действовать в интересах своего государства и русско-подданных. Когда сановники персидского правительства увидели, что все их интриги и козни бесполезны, они, с одной стороны, тайно обратились к тогдашнему мусульманскому духовенству и клятвами и увещеваниями убедили духовенство, что если они допустят Грибоедова продолжать действовать, как он действовал до сих пор, то в недалеком будущем будет окончательно поругана их мусульманская религия и государство персидское пропадет окончательно. С другой стороны, они возбудили Фатх-Али-шаха против Грибоедова, и все вместе каждый день говорили шаху, что русский посланник не только в делах, касающихся русско-подданных и вообще России, неумолим, строг, взыскателен и нагл, но и по отношению к его шахскому величеству он не упускает ни одного случая, чтобы не нанести явного оскорбления и непочтения августейшей особе его величества. Мало-помалу они восстановили и шаха против Грибоедова».

А.С.Грибоедов понимал насколько сгустились тучи, и какой опасности подвергаются русские в Тегеране. За день до трагедии, 29 января, он послал во дворец к шаху грозную ноту, заявляя в ней, что ввиду неспособности персидских властей охранить честь и жизнь представителей России он просит свое правительство об отозвании его из Тегерана. Но было уже поздно...

На следующий день, 30 января 1829 года, толпы исламских фанатиков напали на русское посольство. Очевидец событий, курьер российского посольства Амбарцум (Ибрагим-бек) вспоминал: «30 января едва забрезжилось, как вдруг послышался глухой рев; постепенно слышались традиционные возгласы: "Эа Али, салават!" (С Богом!), исходящие из уст тысячной толпы. Несколько служащих бегом пришли известить о том, что многочисленная толпа, вооруженная камнями, кинжалами и палками, приближается к посольскому дому, предшествуемая муллами и сеидами. Возглас "смерть кяфирам" был слышен очень хорошо».

К.К.Боде, собиравший сведения об этом трагическом дне, так реконструировал картину происшедшего: «Грибоедов и остальные чины миссии, видя, что дело плохо, приготовились к осаде и заделали все окна и двери; вооруженные и в полной форме, они решились защищаться до последней капли крови. Должно заметить, что близ самого дома русского посольства помещались заложники персидского правительства, бахтиарцы, племени лур, одного из самых буйных и диких племен, населяющих горные местности к югу и западу от Исфагана. Для них этот случай представлял завидную поживу. Как кошки, они перелезли через стены и забрались на плоскую (как всегда в Персии) крышу, просверлили широкие отверстия в потолке и начали стрелять в наших сверху вниз. Между тем толпа ворвалась в ворота и, положив наповал всех казаков, вломилась в дверь. Говорят, что Грибоедов одним из первых был убит пулей из ружья бахтиарца; второй секретарь миссии Аделунг, молодой доктор и другие(...) дрались как львы; но бой был слишком неравен, и вскоре все пространство представило взору одну массу убитых, изрубленных, обезглавленных трупов. (...) Разъяренная толпа, упившись кровью несчастных русских, повлекла труп нашего посланника по улицам и базарам города, с дикими криками торжества».

Описавший эту трагедию в своей «Кавказской войне» Потто сообщает следующие подробности: «...Вместе с Грибоедовым находились князь Меликов, родственник его жены, второй секретарь посольства Аделунг, - медик и несколько человек прислуги. На крыльце убийцы встречены были храбрым грузином Хочетуром. Он некоторое время один держался против целой сотни людей. Но когда у него в руках сломалась сабля, народ буквально растерзал его на части. Приступ принимал все более и более страшный характер: одни из персиян ломились в двери, другие проворно разбирали крышу и сверху стреляли по свите посланника; ранен был в это время и сам Грибоедов, а его молочный брат и двое грузин убиты. Медик посольства обнаружил при этом необыкновенную храбрость и присутствие духа. Видя неизбежность гибели, он вздумал проложить себе дорогу через двор маленькой европейской шпагой. Ему отрубили левую руку, которая упала к ногам его. Он вбежал тогда в ближайшую комнату, оторвал с дверей занавес, обернул им свою страшную рану и выпрыгнул в окно; рассвирепевшая чернь добила его градом камней. Между тем свита посланника, отступая шаг за шагом, укрылась наконец в последней комнате и отчаянно защищалась, все еще не теряя надежды на помощь шахского войска. Смельчаки из нападавших, хотевшие было ворваться в двери, были изрублены. Но вдруг пламя и дым охватили комнату; персияне разобрали крышу и подожгли потолок. Пользуясь смятением осажденных, народ ворвался в комнату,– и началось беспощадное избиение русских. Рядом с Грибоедовым был изрублен казачий урядник, который до последней минуты заслонял его своей грудью. Сам Грибоедов отчаянно защищался шашкой и пал под ударами нескольких кинжалов...»

Защищавшие дипломатическую миссию 35 казаков были перебиты и обезображены многотысячной толпой озверевшей черни. Изуродованное тело Грибоедова смогли опознать лишь по остаткам посольского мундира и следам старого ранения на руке, полученного на дуэли. Из всего русского посольства выжил лишь секретарь миссии И.С.Мальцов, спрятавшийся во время резни.

«Когда все было кончено и наступила мертвая тишина, явилась на сцену городская стража и военный отряд, присланные будто бы по повелению шаха, для усмирения народа. Это была горькая ирония вслед за ужасной трагедией. Узнав, что труп находится в руках черни, шах приказал отобрать его и уведомить первого секретаря Мальцева (...), что блюстители порядка успели вырвать тело российского посланника из рук разъяренной черни...», - сообщает К.К.Боде.

Трагическая и в то же время героическая гибель А.С.Грибоедова потрясла русское общество. Отликаясь на нее, А.С.Пушкин писал: «Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна».

Резня, устроенная персами в посольстве, вызвала дипломатический скандал. Фактически, это был повод для войны с Персией, однако ни персидский шах, только что потерпевший поражение от русского оружия, ни российский Император Николай I, войны не желали. При иных обстоятельствах царь, вероятно, объявил бы персам войну, но Россия была втянута в очередной конфликт с Османской империей и начинать вторую войну, не завершив первой, было достаточно рискованно. Главнокомандующий русских войск на Кавказе генерал-фельдмаршал И.Ф.Паскевич писал по этому вопросу канцлеру К.В.Нессельроде: «Для сего должно будет объявить ему (шаху) войну непримиримую, но при теперешней войне с турками предпринять оную с надеждою успеха нет никакой возможности. (...) Войск (...) недостаточно даже для ведения оборонительной войны с обеими державами (...) Начав наступательную войну с Персиею, надобно везти с собою огромные запасы провианта, артиллерийских зарядов и проч. в самое сердце Персии, но здешний край с 1826 года находится в военном положении и потому все способы снабжения войск и в особенности транспортировки истощены совершенно до того, что и при теперешней войне с турками с большими усилиями едва могу поднять все тягости, нужные мне для наступательных движений».

Выйти из сложившейся ситуации, сохранив достоинство, было достаточно сложно. Но в итоге, «долгими дипломатическими отписками, уверениями в невиновности и демонстративным отчаянием, (...) с извинениями удалось персидскому правительству уладить снова отношения к России». Просить прощения у российского Императора отправился в Санкт-Петербург внук персидского шаха Хозрев-мирза, убеждавший Николая I, что двор персидский не питал никаких враждебных замыслов против русских и, что и в действиях Грибоедова, не считавшегося с местными обычаями, была часть вины за случившееся. Затем Хозрев-мирза реподнес Государю богатые дары, среди которых был и знаменитый алмаз «Шах», некогда украшавший трон Великих Моголов. Принимая драгоценный подарок, Император Николай I простил персидского шаха, сказав его внуку следующие слова: «Я предаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие». Но простить не значит забыть...

Император Николай Павлович принял участие в судьбе осиротевшей семьи А.С.Грибоедова, лишившейся всего достояния, так как наличные деньги и банковские билеты, принадлежавшие российскому посланнику, были разграблены персами. В вознаграждение заслуг Грибоедова, Император пожаловал вдове и матери покойного по тридцать тысяч рублей единовременно и по пяти тысяч рублей ассигнациями пенсии. Впоследствии, по ходатайству князя Воронцова, пенсия вдове Грибоедова была увеличена еще на две тысячи рублей.

Обезображенные останки русских казаков, сброшенные персами в крепостной ров, под покровом ночи были тайно погребены армянами, благодарными за заступничество России за их соотечественников, в братской могиле во дворе строящейся армянской церкви. А чтобы фанатики-мусульмане не надругались над захоронением, оно было сразу же распахано и засажено виноградной лозой.

Останки А.С.Грибоедова были перевезены в Грузию и преданы земле его 18-летней вдовой княжной Ниной Чавчавадзе, в монастыре св. Давида, прекрасным местоположением которого Александр Сергеевич всегда любовался, «выражая желание найти себе здесь могилу». Пережившая мужа почти на 30 лет, вдова Грибоедова пожелал выбить на надгробии могилы трогательную надпись на русском языке: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?». А в 1912 году на собранные русской колонией в Персии средства скульптором В.А.Беклемишевым был создан бронзовый памятник А.С.Грибоедову, который установили рядом со зданием посольства, где произошла резня.

А. Иванов, доктор исторических наук


a href="http://ronsslav.com" target="_blank">Россия Освободится Нашими Силами</a>присоединиться к сообществу РОНС-информ! rons_inform

РОНС:Русские новостичитайте материалы на сайте РОНС

Елена СЕМЁНОВА: Илья Репин и его расстрелянный внук



Внук великого русского художника Ильи Репина Дий (Дмитрий) тайно

перебежал в Советский Союз весной 1935 года. Судьба Дия Репина так и
оставалась неизвестной. Она прояснилась только после распада СССР…


Мы хотим рассказать о судьбе Дия (Дмитрия) Юрьевича
Репина (1907-1935), внука прославленного мастера русского реализма Ильи
Ефимовича Репина. Почему внук русского художника был шведским моряком?
Еще важнее — почему он прожил всего 28 лет и последние полгода — в
ленинградской тюрьме? Ответ в самой истории России ХХ века. Дий Репин
стал жертвой привычки нашего отечества искать «врагов народа» и попал в
поток сталинских репрессий 30-х годов.


Все мы знаем великого художника, создавшего мировые шедевры, такие
как “Бурлаки на Волге”, “Не ждали”, “Иван Грозный и сын его Иван”,
“Запорожцы пишут письмо турецкому султану” и многие другие. Но
рассказывая биографию живописца почти никто не упоминает, как советская
власть хотела его возвращения.


Илья Ефимович Репин и семья его сына жили в Куоккале, на берегу
Финского залива. Рядом с «Пенатами» был выстроен дом, названный
«Вигвамом», где проходило детство сыновей Юрия Репина, Гая и Дия.
Воспитывались мальчики в атмосфере творчества талантливого отца и
гениального деда, заметивших их успехи в освоении потомственной
профессии художника. После отделения Финляндии от России в начале 1918
года Куоккала осталась в составе Финляндии. Жизнь населения этого
региона, в том числе семьи Репиных, была тяжела. Творческие и
экономические связи Репиных с Россией, выстроенные за много лет,
рушились.



Дом Репина в Куоккале. Современный вид (во время Второй мировой войны он был разрушен, а в 1960-е — полностью восстановлен)



Семья Юрия Репина. Куоккала, 1909г.


В 1918 году сказочная усадьба Ильи Репина в Куоккале (теперь Репино)
вместе с хозяином осталась на территории Финляндии. А сам художник стал
точкой политического напряжения в отношениях двух стран. Для Советской
России то что Репин остался в Финляндии означало огромный удар по
репутации. Для чиновников Финляндии Репин, несмотря на свою известность,
был русским беженцем, за действиями которого на всякий случай следили.
Сам Репин, как теперь показывают документы, подозрений не вызывал. А вот
постоянные делегации из СССР будоражили местную полицию. Рапорт
Центральной сыскной полиции Финляндии № 19, составленный в 1926 году на
основании писем, сообщал, что СССР планировал присвоить Репину звание
народного художника, в соответствии с которым ему должна была
перечисляться крупная пенсия (220-300 рублей). Его уговаривали не только
пенсией, обещали вернуть часть имущества.


В секретной папке был найден также детальный рассказ о том, как
супружеская пара была в гостях у Репина в 1925 году. Незнакомые ранее
художнику люди «заглянули» к Репину и передали адрес советского
руководства, обещали квартиру и машину.


По воспоминаниям и письмам можно востановить, что Репин ответил следующим образом: «Вы
предлагаете мне деньги, вы, просящие милостыню, совершенно опустошившие
великую Россию, где сейчас миллионы голодают и влачат жалкое
существование… Я не богат, но и не настолько беден, чтобы принимать ваши
деньги».


Пара в спешке уехала обратно, но оставила гостинцы. Из бумаг также
выяснилось, что они привезли Репину в качестве сувенира яблоки из
России, съев которые, Репин, его супруга и сын почувствовали себя очень
плохо.


Сам художник посчитал возможным, что они были отравлены и попросил отправить их на анализ, о результатах ничего не сказано.


Поскольку на свою сторону художника переманить не удалось, большевики начали оказывать влияние на его сына Юрия и внука.


После учебы в Териокском реальном училище, Гай в 1923 году отбыл
учиться в Пражскую инженерно-строительную школу, в дальнейшем жил в
Чехии и Германии. Дий, получив нансеновский паспорт, завербовался юнгой и
плавал более полутора лет на шведской парусной барке Wanja и почти два
года на Killoran — плавучей базе морской школы Gustav Erikson.



Барк “Wanja”, порт Dover,

1914г.


Тяжёлый повседневный труд моряка на корабле превратил домашнего
мальчика в сильного, бесстрашного, независимого человека. Уже первый
рейс на Killoran из Швеции в порт Аделаида (юг Австралии) с грузом
древесины был изматывающим, океан не щадил ни корабль, ни моряков. В
результате шестеро членов команды, как только вошли в порт, удрали с
корабля, боясь подвергать свою жизнь дальнейшей опасности. Но у Дия
хватило мужества остаться в профессии на долгие годы. Работая позже на
разных судах скандинавских кампаний, Дий счастлив был именно здесь, в
чужих странах: Швеции, Норвегии, Финляндии. Это были лучшие годы его
жизни.


Долго и тяжело болела и в 1929 году умерла мать Дия, Прасковья
Андреевна. Он сошел с корабля в порту города Антверпен 16 октября 1929
года и, вернувшись в Куоккалу, поддержал в горе своего отца. А вскоре
(29.09.1930) ему пришлось стоять у смертного одра деда — Ильи Ефимовича
Репина. Через полгода не стало и тёти — Надежды Ильиничны Репиной.
Опустели не только «Пенаты», пусто стало на душе. Дий не находил работы,
но надеялся, что его жизнь еще может наполниться новым смыслом, если он
вернется к своей мечте стать художником.


В документах Дия Репина были проставлены визы, позволявшие плавать до
1933 года. Но в начале 30-х годов Дий решил поступить в Ленинградский
ИПИИ (Институт пролетарского изобразительного искусства — так называлась
в то время Всероссийская Академия художеств). Когда-то там учился, а
затем преподавал его дед. Забегая вперед, отметим — этому учебному
заведению в 1937 году присвоят имя И.Е. Репина, но Дий этого уже не
узнает.



Дий Репин. 1932г.


В 1932 году он подал прошение в советское консульство на получение
визы, однако ему отказали. Дий воспринял это как досадное недоразумение,
не понимая, что, кроме гениального деда, советской власти никто из их
семьи не был нужен.


Тогда Юрий Репин обратился к Владимиру Феофиловичу Зеелеру, видному
общественному деятелю русской эмиграции, организатору «Комитета по
увековечиванию памяти И.Е. Репина», жившему в Париже и попросил помочь
своим сыновьям, Гаю и Дию, в поступлении в Парижскую Академию искусств.
Но Зеелер, который уже неоднократно оказывал помощь самому Юрию, не смог
этого сделать.


Признав нереальность учёбы в Париже, но всё ещё мечтая о
художественном образовании, Дий пошёл на риск: он решил нелегально
пересечь советскую границу и, пробравшись в Ленинград, обратиться к
друзьям деда. Прежде всего, он хотел найти художника И.И. Бродского,
которому накануне отец отправил письмо. Это был близкий человек, ученик
деда и однокурсник отца, преподаватель живописи, чей учебный класс
располагался в бывшей мастерской Ильи Ефимовича Репина.


Внук Ильи Репина Дий (Дмитрий) тайно перебежал в Советский Союз
весной 1935 года. Причиной его перехода, стала жажда знаний, он хотел
поступить в Ленинградский ИПИИ (Институт пролетарского изобразительного
искусства – так называлась в то время Всероссийская Академия художеств).
Когда-то там учился, а затем преподавал его дед. Напомним, именно этому
учебному заведению в 1937 году присвоят имя И.Е.Репина. Дий будет
расстрелян в день рождения своего деда.




Кратко о побеге. Финско-советская граница проходила в 6 километрах от
дома Дия, по руслу пограничной реки Сестра шириной около 7 метров.
Разве это препятствие к достижению цели для моряка, не раз побывавшего в
кругосветном плавании, бороздившего моря и океаны более 10 лет? В
детстве местные ребятишки, Дий в том числе, сотни раз, играя, пересекали
узкую речку — зимой на лыжах, летом вплавь. 28 февраля 1935 года
бесстрашный моряк перешёл границу СССР, но был задержан и арестован.


Правдивый рассказ Дия о том, что «он хочет жить, учиться и работать в
Ленинграде», не устраивал следователей НКВД, нацеленных на
перевыполнение плана по разоблачению и уничтожению врагов советского
народа. Темная бездна чекистской паранойи враз превратила
романтика-мечтателя Дия в «члена подпольной антисоветской
террористической организации Братство Русской Правды (БРП),
отправленного в СССР с заданием проводить теракты против высших
руководителей СССР». Д.Ю. Репин виновным себя так и не признал и был
приговорен военным трибуналом ЛВО 10 июня 1935 года по ст. 58-8 и 84 УК
РСФСР к расстрелу. Апелляцию отклонили. Приговор привели в исполнение 6
августа 1935 года в дни празднования 91-й годовщины со дня рождения Ильи
Ефимовича Репина. Папка сфальсифицированных документов по его
расстрельному Делу П-N79622 более 70 лет была на секретном хранении в
Архиве УФСБ по СПб. и Ленинградской области.


В 1991 году Дий Юрьевич Репин в связи с отсутствием состава преступления был полностью реабилитирован.



Ю.И.Репин. Тюренчен. В славной смерти вечная жизнь. 1912-1914гг. (фрагмент). Приморская картинная галерея, г. Владивосток.


Юрий Ильич Репин до конца своих дней так и не узнал, что случилось с
его Дием. Он считал, что тот живёт где-то в России под другой фамилией
на нелегальном положении. В письмах к друзьям и знакомым он признавался,
что просит Бога о ниспослании здоровья своему пропавшему сыну.



Юрий Репин. Автопортрет с сыном Дием. 1917.


Трагична судьба и самого Юрия Ильича. В ноябре 1939 года в ходе
массовой эвакуации населения перед началом советско-финской войны он
вместе с сестрой Верой был вывезен финскими властями в деревню к северу
от Хельсинки.


После Второй мировой войны жил в Хельсинки. Продолжал заниматься
живописью, писал иконы для православных храмов Финляндии, портреты на
заказ. Не имел постоянного пристанища, бродяжничал, жил в ночлежных
домах. 9 августа 1954 года он покончил с собой, выбросившись из окна
четвертого этажа дома Армии спасения в Хельсинки.